Защита социальных прав в Европейском суде по правам человека

 

89 ECtHR, Obst v. Germany (no. 425/03), 23 September 2010.

90 ECtHR, Schuth v. Germany (n 1620/03), 23.09.2010.

91 ECtHR, Lustig-Prean and Beckett v. the United Kingdom (n 31417/96; 32377/96), 27 September 1999.

92 ECtHR, Eweida and Others v. the United Kingdom (n 48420/10), 15.01.2013.

93 ECtHR, Vogt v. Germany (n 17851/91), 26.09.1995.

94 Palomo Sanchez and Others v. Spain (n 28955/06), 12/09/2011.

3.1. Обжалование незаконных увольнений на основании ст. 8 о праве на уважение частной жизни.

Согласно ст. 8 Европейской конвенции каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни. Пункт 2 данной статьи допускает вмешательство в осуществление данного права со стороны публичных властей, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Согласно сложившейся практике рассмотрения дел о незаконном увольнении Суд, прежде всего, определяет, было ли данным увольнением нарушено право на уважение частной жизни. Затем Суд исследует вопрос о том, было ли данное вмешательство необходимо в демократическом обществе и был ли соблюден баланс интересов сторон.

3.1.1. В недавнем деле Fernandez Martinez v. Spain 95 об обжаловании невозобновления срочного контракта с преподавателем религии в государственной католической школе Испании Суд отметил, что для установления обоснованности вмешательства национальные суды должны глубоко исследовать обстоятельства дела и в случае конфликта нескольких прав, предусмотренных Конвенцией, обеспечить их баланс. В данном деле частные интересы заявителя и его право на уважение частной и семейной жизни были в противоречии со свободой религиозных организаций и запрете государственного вмешательства в их деятельность. Заявитель, который был католическим священником, получившим разрешение на брак, многие годы работал преподавателем религии в государственной школе. Кандидатуры учителей должны были быть утверждены священником соответствующего прихода католической церкви. Кандидатура заявителя не была утверждена, и трудовой договор не был возобновлен, поскольку вопреки традициям католической церкви заявитель публично высказывал взгляды о необходимости разрешения священникам вступать в брак. При рассмотрении дела Большой палатой ЕСПЧ суд констатировал, что обоснование невозобновления контракта с заявителем имеет строго религиозный характер и принцип свободы религии и нейтралитета исключает возможность дальнейшего рассмотрения необходимости и соразмерности решения церкви. Полагаем, что данный жесткий вывод был сделан Судом, поскольку было установлено, что при рассмотрении дела национальными судами был достигнут справедливый баланс интересов.

 

95 Fernandez Martinez v. Spain (n 56030/07), 12/06/2014.

3.1.2. В недавнем деле Ihsan Ay v. Turkey 96 Суд признал, что увольнение заявителя было вмешательством в право на уважение частной жизни и это вмешательство не было необходимо в демократическом обществе. Заявитель был уволен с должности учителя за наличие судимости за распространение коммунистической пропаганды, несмотря на то что запись о наличии судимости была уничтожена после соответствующего обращения. Ответственность за данное преступление была предусмотрена Уголовным кодексом, утратившим силу к моменту увольнения заявителя. Суд отметил, что национальными судами при рассмотрении дела о незаконном увольнении не был исследован вопрос о преступлении, совершенном заявителем, а также не был аргументирован отказ судов рассмотреть довод заявителя о том, что запись о судимости была стерта на основании решения суда. Было подчеркнуто, что обязанность обосновать решение является существенной процессуальной гарантией в осуществлении прав, предусмотренных Конвенцией. Нарушение данной обязанности судами в данном деле привело Суд к заключению о том, что вмешательство не было соразмерно законной цели (в данном случае защиты интересов учеников) и, соответственно, не было необходимо в демократическом обществе.