Пожалуйста активируйте JavaScript и перезагрузите страницу!
Это необходимо для корректной работы сайта
Добро пожаловать на наш ресурс!
Здесь Вы найдете для себя много полезной информации!
linuxprof.ru


 

Квалифицированная юридическая помощь
 

Новые ответы на 236 вопросов квалификационного экзамена на статус адвоката 2018 г. Вы можете приобрести прямо сейчас, заполнив платежную форму ниже и нажав кнопку "Купить"

 

Тест на статус адвоката 2018 и ответы на вопросы теста на статус адвоката - первого этапа квалификационного экзамена на статус адвоката 2018 г. находятся здесь

Ответы на билеты квалификационного экзамена на статус адвоката Адвокатской платы Московской области АП МО 2018 находятся здесь

 

 

На главную

 

Особый порядок судебного разбирательства в уголовном процессе

 

Данная статья посвящена применению особого порядка судебного разбирательства в российском уголовном процессе.

В соответствии с особым порядком принятия судебного решения признание обвиняемым своей вины несколько упрощает последующую судебную процедуру - не проводится непосредственное исследование всех доказательств. Однако некоторые элементы судебного следствия являются обязательными (см. ч. 3-5 ст. 316 УПК РФ).

В том случае, если по уголовному делу проводилось предварительное расследование, реализация предписаний статьи 314 УПК РФ осуществляется в два этапа. Первый этап выполняется при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела либо в суде на этапе предварительного слушания. Второй - на стадии назначения судебного заседания.

Следует обратить внимание, что заявление ходатайства об особом порядке судебного разбирательства является правом, а не обязанностью обвиняемого. Его он заявляет только добровольно. Какое-либо принуждение (физическое или психологическое) со стороны должностных лиц, ведущих процесс, а также защитника не допустимо.

В соответствии с п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ следователь (дознаватель) обязан разъяснить обвиняемому его право ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства. На основании ч. 1 ст. 314 УПК РФ это делается только при совокупности двух условий: если обвиняемый полностью признал свою вину в совершении инкриминируемого преступления, что устанавливается из протокола допроса обвиняемого (ст. 173 УПК РФ), и если наказание за данное преступление не превышает 10 лет лишения свободы.

Квалификация преступления определяется в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого при проведении предварительного следствия и в обвинительном акте при проведении дознания.

Если условия соответствуют обстоятельствам конкретного дела, то о разъяснении права обвиняемого делается отметка в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. В этот же протокол заносится и само ходатайство обвиняемого, которое может включать и его согласие с предъявленным обвинением.

Законодатель не допускает "торга" обвинения и защиты по поводу обвинения. Квалификация преступления должна отвечать реальным обстоятельствам дела, с достаточной полнотой обоснована доказательствами, собранными по уголовному делу, а не являться результатом договоренности защиты и обвинения[1].

В том случае, если обвиняемый заявил подобное ходатайство без достаточных оснований, следователь (дознаватель) обязан разъяснить обвиняемому невозможность его удовлетворения судом. При этом он вправе либо вынести постановление об отказе в его удовлетворении либо, не принимая решения направить дело прокурору для решения вопроса о направлении уголовного дела в суд. Окончательное же решение о возможности применения особого порядка судебного разбирательства принимает суд при назначении судебного заседания (п. 4 ч. 1 ст. 228 УПК РФ).

В том случае, если обвиняемый заявляет ходатайство на стадии предварительного расследования, следователь (дознаватель) обязан получить решение по данному вопросу прокурора и потерпевшего. По делам частного обвинения суд обязан заручиться согласием частного обвинителя. Согласия участников уголовного судопроизводства должны быть оформлены в письменном виде.

Если прокурор при утверждении обвинительного заключения (обвинительного акта) изменил квалификацию преступления таким образом, что обвиняемый получил право на особый порядок судебного разбирательства, то он обязан первоначально выразить свое согласие или несогласие с упрощенной процедурой в письменном виде. Им может быть как отдельный процессуальный акт, обосновывающий его мнение, так и сопроводительное письмо, прилагаемое к уголовному делу. О принятом решении сообщается потерпевшему.

Обвиняемый вправе заявить ходатайство и на предварительном слушании, если оно является обязательным, однако специально для решения вопроса об особом порядке судебного разбирательства оно не проводится.

По делам частного обвинения право на особый порядок судебного разбирательства подсудимому разъясняет мировой судья или федеральный судья гарнизонного военного суда.

При согласии сторон суд удостоверяется, что обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, а также в том, что оно было заявлено добровольно, после консультации с защитником.

В соответствии с положениями п. 7 ч. 1 ст. 51 УПКРФ  участие защитника при проведении предварительного слушания обязательно. Отказ обвиняемого от защитника в этом случае не обязателен для суда (ч. 2 ст. 52 УПК РФ).

Если хотя бы одно из условий ч. 1 и 2 ст. 314 УПК РФ не соблюдены, суд принимает решение о назначении судебного разбирательства в общем порядке.

Статья 315 УПК РФ устанавливает порядок заявления ходатайства. В части 1 данной  статьи определено, что обвиняемый вправе заявить соответствующее ходатайство только при своем согласии с предъявленным обвинением, которое заносится в протокол допроса обвиняемого в виде формулировки "Виновным(ой) себя в совершении преступления, предусмотренного (п. ч. ст. УК РФ), признаю".

В том случае, если обвиняемый не признает себя виновным или признает себя виновным частично, но ходатайствует о проведении особого порядка судебного разбирательства, следователь (дознаватель) обязан в порядке ст. 219 УПК РФ вынести мотивированное постановление об отказе в его удовлетворении и довести до сведения заявителя. Соответствующее решение принимается не позднее 3 суток со дня заявления ходатайства.

Защитник, присутствующий при разрешении судьей ходатайства обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, вправе давать ему краткие консультации по юридическим вопросам, но решающего голоса не имеет, хотя согласно статье 7 ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» он имеет право выражать свое мнение, если его позиция расходится с позицией доверителя, когда адвокат считает, что его доверитель себя оговаривает[2].

Процедура заявления обвиняемым ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства при производстве дознания регулируется теми же положениями УПК РФ, что и на предварительном следствии (п. 2 ч. 5 ст. 217 УПК РФ). Соответствующее ходатайство заносится в протокол ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, который составляется дознавателем по правилам ст. 218 УПК РФ после окончания предварительного расследования.

Если на момент окончания предварительного расследования обвиняемый не желает воспользоваться своим правом на особый порядок судебного разбирательства, то его волеизъявление также отражается в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела.

На практике может возникнуть ситуация, когда право заявить соответствующее ходатайство у обвиняемого возникает только после изменения прокурором в соответствии со ст. 221 УПК РФ обвинения на менее тяжкое. В этом случае он обязан разъяснить обвиняемому его право, предусмотренное статьей 315 УПК РФ, т.к. ходатайство о проведении предварительного слушания не может быть непосредственно связано с решением вопроса об особом порядке судебного разбирательства.

 

Статья 316 УПК РФ устанавливает порядок проведения судебного заседания и постановления приговора.

Законодатель определил, что судебное заседание должно проводиться с учетом положений гл. 35 УПК РФ, т.е. непосредственно, устно, гласно при равенстве сторон и с обязательным участием подсудимого и его защитника. В этом случае положения ч. 4 ст. 247 УПК РФ о возможности судебного разбирательства в отсутствие подсудимого не действуют.

Подготовительная часть судебного заседания проводится в соответствии с положениями гл. 36 УПК РФ. При этом судья должен выяснить понятно ли подсудимому обвинение и согласен ли он с ним, а также его отношение к заявленному ходатайству о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства; соблюден ли порядок заявления этого ходатайства (ст. 315 УПК РФ).

Хотя ч. 1 статьи 316 УПК РФ и не предусматривает проведение судебного следствия, в ч. 3 и 4 этой же статьи определены некоторые его элементы, не связанные с исследованием доказательств. Так, судья обязан заслушать обвинительное заключение (обвинительный акт) по делам публичного и частно-публичного обвинения и заявления потерпевшего по делам частного обвинения, обеспечить разъяснение обвинения подсудимому и удостовериться в его согласии с ним.

Судья также обязан получить от подсудимого устное подтверждение его согласия на особый порядок судебного разбирательства, добровольности заявленного ходатайства и предварительного проведения по этому поводу консультации с защитником, а также подтверждение осознания им последствий постановления приговора без проведения судебного разбирательства. При этом следует обратить внимание на то, что в силу принципа состязательности на суд не возлагается обязанность разъяснять подсудимому последствия заявленного ходатайства (ст. 15 УПК РФ).

При выяснении в суде отношения потерпевшего к заявленному подсудимым ходатайству судья должен иметь в виду, что если потерпевший не присутствует в судебном заседании, т.к.  согласно п. 2 и 4 статьи 316 УПК РФ его присутствие не является обязательным, то его согласие или несогласие с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства может быть дано ранее, например, на стадии предварительного расследования. В этом случае оно должно быть выражено в письменной форме, например, в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела или в отдельном процессуальном документе (ст. 217 УПК РФ).

В соответствии с ч. 5 статьи 316 судья с участием сторон вправе исследовать отдельные доказательства, характеризующие личность подсудимого, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (ст. 61 и 63 УК РФ), в том числе и допросить свидетелей. Порядок исследования доказательств судом определен ст. 274 УПК РФ.

Выполняя требования гл. 38 УПК РФ, судья обязан предоставить сторонам возможность выступить в прениях, а подсудимому должно быть предоставлено последнее слово. Однако участники прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании[3].

Приговор постановляется по всем правилам гл. 39 УПК РФ, однако в описательно-мотивировочной его части судья обязан сделать выводы о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства (см. ст. 314 и 315 УПК РФ). При этом в ч. 8 статьи 316 УПК РФ содержится положение о том, что в приговоре судья не отражает анализ доказательств и не дает им оценку, даже в том случае, если они частично и были исследованы в судебном заседании.

 

Статья 317 УПК РФ устанавливает пределы обжалования приговора.      Пункт 1 ст. 379 УПК РФ предусматривает в качестве основания отмены или изменения приговора несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Особенностью приговора, постановленного в соответствии со ст. 316 УПК РФ, является то, что его составлению не предшествует судебное разбирательство и главная его часть - судебное следствие. Дело не рассматривается непосредственно, т.е. фактические обстоятельства дела судом не устанавливаются. Свое решение суд основывает на материалах предварительного расследования. При этом он только проверяет доказательства, собранные по делу следователем или дознавателем на предмет их допустимости и достаточности, оставляя за рамками исследования установление их достоверности.

В то же время суд может и обязан обеспечить соответствие требованиям уголовно-процессуального законодательства порядка производства по делу, как на досудебных стадиях, так и в суде.

Суд должен очень тщательно обосновать квалификацию преступления, а также назначить подсудимому справедливое наказание, в том числе исходя из положения ч. 2 ст. 316 УПК РФ.

Как видно из содержания проанализированных норм, законодателем установлены достаточно жесткие рамки, которые регламентирует особый порядок судебного разбирательства. Автор данной работы считает, что данный порядок неадекватен для применения на практике действующего уголовного закона при признании обвиняемым вины.

Ученые уже неоднократно отмечали, что уголовно-процессуальное право – это выражение отрасли уголовного права в динамике.

При осуществлении судебного разбирательства судья  назначает подсудимому наказание, которое не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Однако санкции норм особенной части УК РФ являются альтернативными, т.е. содержат несколько разновидностей уголовного наказания. Для обвиняемого при вынесении приговора всегда существенную роль играет зачастую один единственный момент: будет ли он лишен свободы или нет. Подразумевается, что заявляя ходатайство о применении особого порядка, обвиняемый надеется на снисхождение суда, и полагает, что ему будет назначен такой вид наказания, который не связан с лишением свободы, но в этом нет никакой уверенности.

Например, лицо обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ за кражу или ч. 1 ст. 159 УК РФ за мошенничество. И в том и в другом случае возможно назначение наказания как связанного с лишением свободы, так и не связанного с ним.

И в том и в другом случае, как показывает практика, доказательная база всегда имеет существенные изъяны. Это является причиной того, что кража – это есть тайное хищение имущества, т.е. подразумевается, что нет свидетелей. В этом случае очень трудно доказать наличие объективной стороны. Что касается мошенничества, то в этом случае представляется весьма проблемным доказательство субъективной стороны. В результате, после утомительного судебного разбирательства обвинение может вообще развалиться. Но в то же время обвиняемый готов себя признать виновным, если будет уверен, что в отношении него будет назначено наказание в пределах санкций соответствующих норм особенной части УК РФ, на которые он рассчитывает. В этом случае по мнению автора данной работы целесообразно допускать использование на практике соглашений о признании вины.

И, опять же,  по мнению автора, данный вывод напрашивается после сопоставления норм особенной части УК РФ и норм УПК РФ.

Как показала практика применения УПК РФ с 1 июля 2002 г. по настоящее время, особый порядок судебного разбирательства не нашел особого распространения в правоприменительной практике. Это обусловлено целым рядом субъективных и объективных факторов. Так, до сих пор наши правоохранительные органы гоняются за раскрываемостью, и им по неизвестным причинам нужна квалификация по определенным составам преступления. Поэтому возникают такие ситуации, когда обвиняемый готов признать свою вину за определенное деяние, но ему совершенное деяние почему то квалифицируют по другой статье. В результате потом в судебном заседании происходит упорная борьба стороны обвинения и стороны защиты за отстаивание своей позиции, и в большинстве случаев именно сторона защиты отстаивает именно свою позицию, возможно уже в суде кассационной и даже надзорной инстанции.

Возникает справедливый вопрос: а зачем всё это нужно? Ведь можно достичь соглашения между стороной обвинения и стороной защиты. И это очень часто делается в таких ситуациях.

Вот пример приведенный в статье Лазаревой В.[1]

С. обвинялся в квалифицированном злоупотреблении служебным положением и открытом похищении чужого имущества при отягчающих обстоятельствах. Обвиняемый свою вину не признавал, отрицая применение насилия и противоправность завладения деньгами потерпевшего. Освидетельствование потерпевшего не выявило на его теле следов насилия, а изъятие в квартире обвиняемого вещественного доказательства - отобранных у потерпевшего денег - произведено с нарушением УПК. Свидетелей происшествия не обнаружено. Фактически обвиняемый изобличался только показаниями потерпевшего, который, сообщив о преступлении и дав подробные показания, выехал по месту постоянного жительства в весьма отдаленный от места производства по делу город. В судебное заседание он не явился, сообщив телеграммой, что не имеет для этого денежных средств. Суд также не располагал возможностями выполнить требования ст.106 УПК РСФСР, действовавшего в то время, и оплатить потерпевшему стоимость проезда. Названная причина неявки потерпевшего не признается исключающей его явку в суд и, следовательно, не предоставляет суду возможности огласить показания. Рассмотрение дела в отсутствие потерпевшего могло закончиться только оправдательным приговором, а отложение разбирательства грозило надолго отсрочить завершение дела.

До начала судебного разбирательства прокурор и защитник обратились к судье с согласованной позицией, состоявшей в изменении прокурором обвинения на более мягкое, не содержащее квалифицирующих признаков и отягчающих обстоятельства, с одной стороны, и признании подсудимым вины в таком уменьшенном объеме - с другой. Суд, изучив материалы уголовного дела и выслушав подсудимого, постановил обвинительный приговор в соответствии с согласованной сторонами позицией. Таким образом, он как бы утвердил неформальное соглашение между сторонами и учел его при вынесении приговора. При этом никаких следов о соглашении в деле не осталось. "Сделка" являлась для прокурора законным способом достижения цели его процессуальной деятельности - постановления обвинительного приговора. Подсудимый, сознающий свою вину и признавшийся в этом своему защитнику, принял назначенное ему условное наказание как снисхождение, проявленное судом, за публичное признание вины. Цели правосудия достигнуты, но и законные интересы подсудимого не пострадали.

Стоит отметить, что подобная  процедура иногда инициируется самими судьями. Правда, такие факты не афишируются, потому что они являются  грубейшим нарушением действующего УПК РФ. Но институт соглашений о признании вины фактически действует в российском уголовном судопроизводстве. Данный факт в приватной беседе может подтвердить любой сотрудник прокуратуры, любой адвокат и очень многие судьи.

Основной вывод  будет следующий: нормы главы 40 УПК РФ не отражают в достаточной степени возможностей применения норм особенной части УК РФ при признании обвиняемым себя виновным в совершении преступления. Для устранения данного недостатка необходимо введение института соглашений о признании вины.

Это в наиболее полной мере позволит защитить общественные интересы, т.к. посредством данной меры будет достигнута реальная возможность реализации права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в ст. 6 Европейской Конвенции о правах человека и,  в то же время, будет обеспечена защита охраняемых уголовным законом интересов общества.


 

[1] Лазарева В. Легализация сделок о признании вины //Российская юстиция. 1999 № 5. С. 40-41.

 

 


 

[1] Особый порядок судебного разбирательства в Российской Федерации и проблемы его реализации / Рыбалов К.А.. - М.; Юрлитинформ, 2004. С. 29.

[2] Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (с изменениями от 28 октября 2003 г., 22 августа, 20 декабря 2004 г.) // "Российская газета" от 5 июня 2002 г.

[3] Апостолова Н.Н. Совершенствование особого порядка судебного разбирательства // Северо-кавказский юридический вестник. - Ростов-на-Дону, 2004. - № 1. - с.103-107.

 

 

 

Репетитор по юридическим предметам

 

Мастер-класс практической работы адвоката и юриста

 

 

Заказать работу

 

Яндекс.Метрика

 

 

 

 

 

  Лучшие рефераты Сети

Решение практических задач по юриспруденции