Билет № 44 ответов на вопросы экзамена на статус адвоката Адвокатской палаты Московской области 2019

Субъективная сторона административного правонарушения

Субъективная сторона административного правонарушения характеризует правонарушение с точки зрения его субъекта, то есть правонарушителя. Наиболее важным элементом субъективной стороны административного правонарушения является вина правонарушителя. Вина традиционно определяется как психическое отношение лица к совершаемому им деянию, а также (для материальных составов) к последствиям данного деяния. КоАП РФ выделяет две формы вины: умысел и неосторожность (ст. 2.2). Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий, или сознательно их допускало, либо относилось к ним безразлично. Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. Описание данных форм вины практически совпадает с приведенным в ст. 24 — 26 УК РФ. Однако, в отличие от уголовного законодательства, КоАП РФ не выделяет виды умысла и неосторожности. Вместе с тем это сделано в теории административного права с учетом положений указанной статьи. Выделяют два вида умысла: прямой и косвенный. Правонарушение считается совершенным с прямым умыслом, если лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий. Таким образом, интеллектуальный компонент вины в данном случае включает в себя, во-первых, осознание лицом противоправности своего действия (бездействия), и во-вторых, предвидение неизбежности или возможности наступления вредных последствий. Волевой же компонент выражается в желании наступления указанных последствий. Если же лицо сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично, то правонарушение признается совершенным с косвенным умыслом. Очевидно, что основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в специфике волевого компонента: лицо не желает наступления вредных последствий своих действий (бездействия), но либо сознательно их допускает, либо относится к ним безразлично. Отличается и интеллектуальный компонент косвенного умысла: при косвенном умысле невозможно предвидение неизбежности наступления вредных последствий, а возможно предвидение только их потенциальной возможности. Установление умышленной формы вины является обязательным в случаях, когда КоАП РФ предусматривается ответственность только за умышленно совершенное правонарушение. Так, например, ст. 5.14 КоАП РФ предусматривает ответственность только за умышленное уничтожение или повреждение информационных либо агитационных печатных материалов, вывешенных в соответствии с законом на зданиях, сооружениях или иных объектах с согласия их собственника или владельца в ходе избирательной кампании, подготовки или проведения референдума, либо нанесение надписей или изображений на информационные либо агитационные печатные материалы; ст. 7.17 КоАП РФ — за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти действия не повлекли причинение значительного ущерба; ст. 17.7 КоАП РФ — за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных Федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, и т.д. Разграничение умысла на прямой и косвенный важно для материальных составов административных правонарушений. Если в формальных составах умышленная вина заключается в осознании лицом противоправного характера совершаемого действия или бездействия (учитывается только интеллектуальный компонент вины), то в материальных составах умышленная вина кроме осознания противоправности совершаемого действия или бездействия включает также отношение нарушителя к наступившим вредным последствиям, т.е. учитывается и волевой компонент вины. Неосторожность, как и умысел, подразделяется на два вида: легкомыслие (самонадеянность) и небрежность. Легкомыслие предполагает, что лицо предвидело возможность совершения противоправных действий или наступления опасных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий. Так, например, водитель, зная о приближении поезда, но видя, что шлагбаум через переезд еще не начал закрываться, резко увеличивает скорость, надеясь проскочить, однако проезжает уже при закрывающемся шлагбауме, тем самым совершая правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.10 КоАП РФ. При небрежности лицо не предвидит возможности наступления вредных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. Так, например, бухгалтер в силу своей низкой квалификации и незнания действующего законодательства уничтожает учетные документы, подлежащие длительному хранению, и тем самым совершает административное правонарушение, предусмотренное ст. 15.11 КоАП РФ. КоАП РФ устанавливает принцип презумпции невиновности, согласно которому лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина (ст. 1.5). Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Кроме того, лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности такого лица толкуются в пользу этого лица. В приведенной статье не конкретизируется, к каким именно лицам относятся указанные нормы, следовательно, их следует применять ко всем, в том числе и к юридическим. Однако традиционная концепция вины как психического отношения лица к совершенному им деянию малоприменима к определению виновности юридических лиц. Юридическое лицо является абстрактной конструкцией, а не реально существующим субъектом, поэтому как таковое не осуществляет никакой психической деятельности. В субъективную сторону административного правонарушения, помимо вины, могут входить и другие элементы, в частности мотив и цель правонарушения. В отличие от вины, наличие их обычно не является обязательным. В то же время можно привести примеры, когда для признания деяния административным правонарушением необходимо, чтобы оно было совершено не только виновно, но и с определенной целью или при наличии определенного мотива. Так, например, ст. 13.10 КоАП РФ предусматривает ответственность за изготовление заведомо поддельных государственных знаков почтовой оплаты или международных ответных купонов только в целях сбыта. То есть если данная цель отсутствовала, привлечь лицо к административной ответственности невозможно. В приведенном примере цель является обязательным элементом субъективной стороны состава административного правонарушения.