Юридическая помощь в Ростове-на-Дону
Навигация

_ 2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

УК РСФСР 1960 г. не предусматривал в Общей части возможности освобождения от уголовной ответственности в случае деятельного раскаяния*(179). В первоначальной редакции Особенной части УК РСФСР была только одна статья 174, в примечании к которой предусматривалось освобождение от уголовной ответственности лица, после дачи взятки добровольно заявившего об этом. Однако вскоре Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1960 г. «О дополнении ст. 1 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления» было установлено, что «не подлежит уголовной ответственности гражданин СССР, завербованный иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против СССР, если он во исполнение преступного задания никаких действий не совершил и добровольно заявил органам власти о своей связи с иностранной разведкой». Это предписание было включено в примечание к ст. 64 УК РСФСР.

Приведенному Указу Президиума Верховного Совета СССР предшествовало несколько добровольных явок с повинной лиц, совершивших измену Родине в рассматриваемой форме. Стимулированию деятельного раскаяния способствовало освобождение таких лиц от уголовной ответственности специальными указами Президиума Верховного Совета СССР. Для упрощения такой процедуры и было принято решение о включении деятельного раскаяния в «Закон об уголовной ответственности за государственные преступления».

Учитывая положительный опыт освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, законодатель ввел в Общую часть УК 1996 г. норму о таком основании освобождения от уголовной ответственности и значительно расширил возможности применения этого института, предусмотрев деятельное раскаяние в целом ряде статей Особенной части.

Согласно ч. 1 ст. 75 УК лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием преследует цели облегчения раскрытия совершенных преступлений и, самое главное, максимально возможного возмещения или смягчения последствий преступления.

Деятельное раскаяние следует отличать от добровольного отказа. Первое возможно только после окончания преступления, в то время, как добровольный отказ от преступления заключается в прекращении лицом приготовления к преступлению либо прекращении действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Если отказ доброволен и окончателен, то уголовная ответственность лица, его осуществившего, невозможна. Оно несет такую ответственность лишь в том случае, когда фактически осуществленное им деяние содержит иной состав преступления (ст. 31 УК).

Основания рассматриваемого вида освобождения от уголовной ответственности изложены в ч. 1 ст. 75 УК достаточно ясно.

Преступное деяние должно быть совершено в первый раз. Если лицо ранее уже было судимо за другое преступление, но эта судимость снята или погашена в установленном законом порядке, то совершение нового преступления признается его совершением в первый раз. Если лицо ранее уже совершило какое-либо преступление, но срок давности привлечения к уголовной ответственности уже истек, то совершение другого преступления также считается совершенным в первый раз. Если лицо за ранее совершенное преступление было освобождено от уголовной ответственности, например, в связи с примирением с потерпевшим, деятельным раскаянием, изменением обстановки, и постановление о прекращении уголовного дела не было отменено прокурором, совершение иного преступления должно признаваться совершенным в первый раз. Таким образом, во всех рассмотренных случаях лицо может претендовать на освобождение от уголовной ответственности на основании ст. 75 УК РФ.

Второе условие — тяжесть преступления должна быть небольшой. К преступлениям небольшой тяжести относятся умышленные или неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы (ч. 2 ст. 15 УК). За совершение такого преступления может быть предусмотрено наказание, вообще не связанное с лишением свободы: денежный штраф, обязательные работы, исправительные работы и пр.

Третье необходимое условие — явка с повинной. Понятие явки с повинной в уголовном законе не определяется, но оно упоминается в п. «и» ч. 1 ст. 61 УК «Обстоятельства, смягчающие наказание», в ч. 1 ст. 75 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием». О явке с повинной говорится в УПК РСФСР в ст. 108 «Поводы и основания к возбуждению уголовного дела» и в ст. 111 «Явка с повинной».

Согласно ст. 108 УПК РСФСР явка с повинной является поводом для возбуждения уголовного дела. В случае явки с повинной устанавливается личность явившегося и составляется протокол, в котором подробно излагается сделанное заявление. Протокол должен быть подписан лицом, явившимся с повинной, и лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или судьей, составившим протокол (ст. 111 УПК РСФСР).

Явка с повинной обычно представляет собой непосредственное обращение лица, совершившего преступление, в правоохранительные органы. Но если лицо по каким-либо причинам не может явиться в соответствующие органы для сообщения о содеянном (болезнь, увечье, не работает транспорт и т.п.), то о преступлении можно сообщить по телефону, послать телеграмму или письмо, передать через третьих лиц.

Общество и государство заинтересованы в том, чтобы деятельное раскаяние осуществлялось как можно быстрее, но таковое может иметь место по истечении любого, в границах давности привлечения к уголовной ответственности, срока.

В российской юридической литературе поднимается вопрос о том, обязаны ли правоохранительные органы, имеющие право освобождать от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, выяснять, искренне ли раскаялось данное лицо в своем преступлении или были какие-либо другие причины сообщения о совершенном деянии.

Так, Л.В.Головко полагает, что в выражении «деятельное раскаяние» акцент следует делать на первом слове, поскольку «первостепенное значение имеют объективно выраженные действия лица, а не его субъективное отношение к происходящему»*(180).

Однако высказывается и другое мнение. Например, Л.В.Лобанова считает, что искреннее раскаяние — обязательное условие освобождения от уголовной ответственности. По мнению автора, следственно-судебные органы обязаны устанавливать отношение лица к содеянному и мотивы устранения им вреда, причиненного преступлением*(181).

Такая точка зрения разделяется и другими авторами. С.П.Щерба и А.В.Савкин высказывают мнение о том, что при явке с повинной «необходимо полное и правдивое признание вины в совершенном преступлении»*(182).

Разумеется, правоохранительные органы, имеющие право прекращения дела, должны оценивать личность освобождаемого от уголовной ответственности лица при принятии соответствующего решения. Выше уже говорилось о том, что общим основанием освобождения от уголовной ответственности является утрата лицом общественной опасности (см. _ 1 настоящей главы).

Вместе с тем, по справедливому замечанию Л.В.Головко, оценка личности и выяснение наличия реального раскаяния — не одно и то же. В действительности человек может и не раскаяться, более того, считать конкретный уголовно-правовой запрет неразумным, устаревшим и даже абсурдным, а свой поступок — естественным, но при этом из страха перед уголовным преследованием и наказанием, крушением карьеры, осуждением со стороны окружающих или по каким-либо иным соображениям совершить предписанные ст. 75 УК РФ действия. При этом он может не представлять никакой опасности для общества, поэтому в данном случае не стоит отказывать лицу в освобождении от уголовной ответственности только по той причине, что он не раскаялся чистосердечно, т.е. искренне*(183). В этом с автором трудно не согласиться.

Таким образом, мотивы принятия решения о явке с повинной (раскаяние, боязнь ответственности, стыд и т.д.) не имеют значения. Решение о явке с повинной может осуществляться по инициативе, совету или в результате убеждения иных лиц.

Четвертое условие — явка с повинной должна быть добровольной. Таковой не признается заявление лица о совершенном им преступлении, сделанное после ареста за данное преступление, либо если лицо вынуждено признать предъявленные ему обвинения и доказательства. Однако если лицо взято под стражу за совершение одного преступления, но в ходе предварительного расследования оно обращается с заявлением о совершении другого преступления, которое неизвестно правоохранительным органам или ими не раскрыто, такие действия виновного лица должны быть признаны явкой с повинной. Как явка с повинной рассматриваются и такие случаи, когда преступник установлен следственными органами, но скрылся, а впоследствии явился с повинной, имея возможность и далее скрываться от следствия и суда. Думается, правоохранительные органы не должны ограничивать право лиц, совершивших преступление, на явку с повинной.

Таким образом, явка с повинной — это добровольное обращение лица, совершившего преступление, в правоохранительные органы с заявлением о совершенном им преступлении при наличии у лица объективной возможности избежать привлечения к уголовной ответственности и наказания.

Пятое условие освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием — это способствование раскрытию преступления.

Оно означает, что лицо своими действиями оказывает активную помощь следственно-судебным органам в выявлении орудий, предметов и следов совершенного преступления, в проведении следственных действий, в установлении фактических обстоятельств, имеющих значение для дела, в обнаружении, задержании и изобличении соучастников преступления, в выяснении его причин и условий.

По УПК РСФСР подозреваемый и обвиняемый не обязаны давать показания против себя и представлять доказательства своей вины (ст. 46, 52). Поэтому оказание ими помощи в раскрытии преступления может быть только добровольным.

Как указывается в российской юридической литературе, способствование раскрытию преступления должно выражаться не только в стремлении обвиняемого участвовать в производстве конкретных процессуальных действий, но и в том, что инициатива в проведении отдельных следственно-розыскных мероприятий по сбору и фиксации доказательственной информации, направленных на раскрытие преступления, должна исходить от самого подозреваемого (обвиняемого)*(184).

Если попытки виновного не привели к положительному результату, т.е., несмотря на его помощь, не удалось установить соучастников, обнаружить следы преступления, другие доказательства, то само по себе это не должно препятствовать освобождению от уголовной ответственности.

Возмещение причиненного ущерба или заглаживание иным способом вреда, причиненного преступлением, — шестое обязательное условие освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Оно заключается в добровольном, по возможности, полном устранении или смягчении негативных последствий совершенного преступления. Это может, например, осуществляться в виде выплаты денежной компенсации за поврежденное имущество или же в собственноручном его ремонте либо восстановлении, передаче денег на лечение при причинении вреда здоровью, выражаться в возмещении морального вреда путем принесения извинений за содеянное.

В юридической литературе иногда в качестве примера возмещения причиненного ущерба приводится возврат украденного имущества, уплата его стоимости, компенсация в иной форме*(185). Однако кража, подпадающая под признаки ч. 1 ст. 158 УК, относится к категории преступлений средней тяжести, поэтому лица, совершившие такое преступление, согласно ч. 1 ст. 75, не могут быть освобождены от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Вместе с тем для таких преступлений, как кража, самоуправство с насилием (ч. 2 ст. 330), относящихся к категории преступлений средней тяжести, освобождение от уголовной ответственности могло бы служить эффективным средством стимулирования возмещения причиненного ущерба. В связи с этим представляется целесообразным распространить положения ч. 1 ст. 75 на совершенные впервые преступления и средней тяжести. Именно такое решение было закреплено в проекте Уголовного кодекса России, представленного 19 октября 1992 г. Президентом РФ в Верховный Совет РФ. В ч. 1 ст. 70 названного Проекта говорилось о том, что «лицо, впервые совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности (уголовный проступок), или менее тяжкое преступление, может быть освобождено судом от уголовной ответственности или наказания, если оно после совершения преступления явилось с повинной и загладило причиненный вред». К менее тяжким преступлениям Проект относил «умышленные преступления, за которые законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок не свыше пяти лет, а также преступления, совершенные по неосторожности, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы» (ст. 10 Проекта)*(186).

Возмещение причиненного вреда может быть единовременным, например, в случае, когда виновное лицо сразу же оплачивает стоимость поврежденного имущества, но может осуществляться и в несколько приемов. Реализация деятельности по возмещению вреда, причиненного преступлением, возможна как до явки с повинной, так и после явки преступника в правоохранительные органы.

Однако возмещение ущерба не всегда возможно. Трудно говорить о возмещении ущерба, т.е. восстановлении нарушенных общественных отношений, применительно к преступлениям, посягающим на здоровье человека. К таким преступлениям, например, относятся причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ст. 118), заражение венерической болезнью (ст. 121), незаконное производство аборта (ст. 123), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133) и т.п. Поэтому законодатель говорит о возможности заглаживания вреда иным способом.

Заглаживание вреда иным способом может выражаться в оказании медицинской и другой помощи, оплате путевки на санаторно-курортное лечение, компенсации расходов на протезирование и т.п. Самое главное, что эти действия осуществляются добровольно и направлены на максимальное «сглаживание» тех последствий, которые наступили в результате совершения преступления.

В связи с введением в Общую часть УК нормы о деятельном раскаянии как основании освобождения от уголовной ответственности в науке уголовного права и судебной практике возникло несколько проблем.

Первая связана с толкованием ч. 1 ст. 75 УК. Требуется ли наличие всех названных здесь условий для освобождения от уголовной ответственности или достаточно некоторых? В юридической литературе мнения разделились.

Так, А.В.Савкин полагает, что «два или несколько признаков деятельного раскаяния должны рассматриваться в совокупности, их единстве, взаимосвязи и взаимообусловленности. Наличие лишь одного из них понимается уже не как деятельное раскаяние, а как отдельное, смягчающее ответственность обстоятельство»*(187). Согласно такой точке зрения, если лицо только явилось с повинной и способствовало раскрытию преступления либо только загладило причиненный вред, освободить его от уголовной ответственности нельзя.

Не соглашаясь с приведенной точкой зрения, Л.В.Головко считает, что «крайняя формализация института деятельного раскаяния излишне ограничивает сферу его применения». В любом случае, как полагает автор, уголовному праву необходимо заинтересовать обвиняемого в том, чтобы помочь раскрыть преступление, загладить вред, а не отказывать ему в освобождении от уголовной ответственности только потому, что нет одного признака деятельного раскаяния, названного в законе, например, явки с повинной (часто по не зависящим от воли лица обстоятельствам)*(188).

В действительности выполнение всех перечисленных в ст. 75 УК требований к поведению обвиняемого не всегда возможно. Выше уже говорилось о том, что не всегда можно возместить ущерб или загладить вред иным способом. Так, вряд ли осуществимо возмещение ущерба или заглаживание вреда иным способом при покушениях на совершение преступлений, когда имеет место лишь угроза причинения вреда, но общественно опасные последствия, названные или подразумеваемые в диспозиции уголовно-правовой нормы, не наступают. Такое преступление, как заведомо ложная реклама (ст. 182 УК), относится к категории преступлений небольшой тяжести, а значит, совершивший это преступление при деятельном раскаянии может претендовать на освобождение от уголовной ответственности. В случае же покушения на такое преступление (например, готовый рекламный ролик не был показан по телевидению по не зависящим от рекламодателя причинам) возмещение ущерба как элемент деятельного раскаяния или заглаживание вреда иным способом реализовать невозможно.

Трудно бывает реализовать и другие виды поведения, указанные в ст. 75 УК. Так, явка с повинной может быть запоздалой или вовсе не состояться в случае, когда следственные органы или другие субъекты предпринимают меры по задержанию лица непосредственно после совершения преступления. При вандализме, например, осуществляемом в общественном месте, лицо может быть задержано гражданами или сотрудниками правоохранительных органов сразу на месте совершения преступления, что само по себе исключает добровольную явку с повинной. Может ли такое лицо быть освобождено от уголовной ответственности, если признало свою вину и полностью возместило причиненный ущерб?

Другое требование — способствование раскрытию преступления — также не всегда выполнимо. Преступление может быть раскрыто путем активных и эффективных действий самих следственных органов, а совершившему преступление не удается «проявить инициативу».

В связи с этим в отечественной литературе предлагаются компромиссные решения данной проблемы.

Так, А.Чувилев полагает, что к решению этого вопроса надо подходить избирательно. Если виновный имел возможность осуществить все указанные в ч. 1 ст. 75 позитивные послепреступные действия, свидетельствующие о деятельном раскаянии, то вопрос об освобождении от уголовной ответственности нужно решать только в случае совокупности всех названных требований. По мнению автора, было бы ошибкой считать доказанным факт деятельного раскаяния, если «обвиняемый добровольно явился с повинной, но не желает по каким-то соображениям (например, из-за боязни мести) назвать своих соучастников, изобличить их на очной ставке или возместить материальный ущерб, причиненный преступлением»*(189). С другой стороны, в случаях, когда совершение того или иного действия, указанного в ч. 1 ст. 75, не зависит от воли виновного, а другие он осуществил, то, по мнению А.Чувилева, было бы неверным отказать такому лицу в освобождении от уголовной ответственности*(190).

Решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности должно быть строго индивидуальным, не осуществляться шаблонно. Но все-таки правилом следует признать требование выполнения всей совокупности условий, указанных в ст. 75 УК. В качестве исключения из этого общего правила представляется допустимым освобождение от уголовной ответственности в случае объективной невозможности виновного выполнить некоторые положительные послепреступные действия в связи с такими обстоятельствами, как смерть потерпевшего, абсолютная невозможность возместить, хотя бы частично, материальный ущерб ввиду отсутствия средств, запоздалая явка с повинной, неоконченное преступление и отсутствие реального ущерба, который мог бы быть возмещен, и т.п. Более того, эти требования должны учитываться и при освобождении от уголовной ответственности в специальных случаях деятельного раскаяния, предусмотренных в Особенной части.

Другая проблема касается вопроса о том, следует ли учитывать мнение потерпевшего при освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием последнего. Рассмотрим следующую ситуацию. Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления и полностью возместило причиненный преступлением вред и, более того, публично извинилось перед потерпевшим. Но последний протестует против освобождения виновного лица от уголовной ответственности. Думается, что такое поведение потерпевшего не может служить основанием для отказа в применении к лицу, совершившему преступление, освобождения от уголовной ответственности в соответствии со ст. 75 УК. Все предписания закона виновным лицом осуществлены, и в принципе его судьба уже не должна зависеть от воли потерпевшего, тем более, что в ч. 1 ст. 75 УК речь идет о преступлениях небольшой тяжести.

Вместе с тем потерпевший имеет право обратиться с жалобой на постановление (определение) о прекращении уголовного дела, которым виновное лицо освобождается от уголовной ответственности (ст. 7 УПК). Жалоба на определение суда или постановление прокурора, следователя или органа дознания должна быть подана в пятидневный срок со дня получения уведомления о прекращении уголовного дела соответственно в вышестоящий суд или вышестоящему прокурору. Таким образом, потерпевший согласно УПК может влиять на решение об освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Часть 2 ст. 75 УК предусматривает, что лицо, совершившее преступление иной категории, нежели преступление небольшой тяжести, при наличии условий, предусмотренных ч. 1 ст. 75, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК.

Не все виды освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные в Особенной части, относятся к случаям деятельного раскаяния. Так, освобождение от уголовной ответственности допускается при терроризме (ст. 205 УК). Однако в ч. 1 ст. 205 терроризм определяется как совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях. Следовательно, это преступление является оконченным с момента осуществления взрыва, поджога и т.д. Но после совершения таких действий значение деятельного раскаяния существенно уменьшается. Поэтому в примечании к данной статье указано, что лицо, участвующее в подготовке акта терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным образом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления. В данном случае следует говорить о добровольном отказе от совершения преступления, а не о деятельном раскаянии.

При самовольном оставлении части или места службы (ст. 337) и дезертирстве (ст. 338) предусмотрены свои основания освобождения от уголовной ответственности: преступление должно быть совершено впервые и в результате стечения тяжелых обстоятельств. Причисление этих видов освобождения к освобождению в связи с деятельным раскаянием также неверно.

Итак, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно в следующих 15 случаях: похищение человека (ст. 126), уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194), уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды (ст. 198), уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации (ст. 199), коммерческий подкуп (ст. 204), захват заложника (ст. 206), участие в незаконном вооруженном формировании (ст. 208), незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222), незаконное изготовление оружия (ст. 223), незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228), государственная измена (ст. 275), шпионаж (ст. 276), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278), дача взятки (ст. 291), заведомо ложное показание, заключение эксперта или неправильный перевод (ст. 307).

Среди перечисленных преступлений есть относящиеся к самым разным категориям, включая преступления небольшой тяжести. К последним относятся, например, коммерческий подкуп без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 204), незаконное изготовление газового, холодного, в том числе метательного, оружия (ч. 4 ст. 223). Целый ряд преступлений относится к категории преступлений средней тяжести, в том числе участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом (ч. 2 ст. 208), незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ч. 1 ст. 222), дача взятки должностному лицу, совершенная без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 291), и др. Остальные преступления относятся к категории тяжких или особо тяжких.

Следует отметить, что условия освобождения при деятельном раскаянии в перечисленных нормах неодинаковые. Они исходят из специфики преступлений и возможностей загладить причиненный вред.

Что касается преступлений небольшой тяжести, по-видимому, следует признать, что законодатель связывает освобождение от уголовной ответственности в данном случае с какими-либо конкретными видами деятельного раскаяния: в случае коммерческого подкупа — с сообщением о даче предмета подкупа, в случае незаконного изготовления холодного оружия — с добровольной сдачей такого оружия.

Некоторые из перечисленных преступлений являются длящимися, поэтому акт деятельного раскаяния в данном случае ведет к их прекращению. Это характерно для таких преступлений, как хранение огнестрельного оружия, хранение наркотических веществ, участие в незаконном вооруженном формировании и т.п.

В других случаях, хотя преступление и считается оконченным, деятельное раскаяние препятствует наступлению более тяжких последствий. Так, в случае совершения действий, образующих государственную измену (ст. 275), лицо освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации.

В газете «Сегодня» от 28 января 1998 г. было сообщено, что от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием был освобожден агент английской разведки под псевдонимом «Саша». Начав свою шпионскую деятельность в 1992 г., он систематически сообщал секретные данные, за что получал от службы SIS вознаграждение. Когда источник его сведений был исчерпан, английская служба разведки прекратила с «Сашей» всяческие связи. Лишь после этого летом 1997 г. агент осуществил «деятельное раскаяние» и в результате был освобожден в связи с этим от уголовной ответственности.

Однако в данном случае нельзя говорить о своевременности сделанного виновным сообщения о содеянном и о предотвращении дальнейшего вреда интересам Российской Федерации. Пять лет беспрерывного шпионажа и завершение этой деятельности не по собственной воле, а ввиду невозможности ее продолжения свидетельствуют о том, что вред интересам России уже причинен сполна и деятельного раскаяния нет. Перечисленные в примечании к ст. 275 УК признаки деятельного раскаяния должны быть в совокупности, только в этом случае можно говорить о деятельном раскаянии и об освобождении в связи с этим от уголовной ответственности.

Несмотря на указание, содержащееся в ч. 2 ст. 75, о том, что освобождение от уголовной ответственности по специальным нормам возможно только при наличии условий, предусмотренных в ч. 1 ст. 75, анализ положений УК показывает, что в перечисленных выше статьях Особенной части имеются значительные отступления от предписаний общей нормы.

Так, в ст. 206 УК предусмотрена ответственность за захват заложника. В примечании к данной статье указано, что лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Вместе с тем, если освобождение заложника было осуществлено добровольно, имеет место деятельное раскаяние, если же это делается по требованию властей, деятельного раскаяния нет. Применительно к данному случаю мы должны говорить о двух случаях освобождения от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием и в связи с освобождением заложника по требованию властей.

Такая рассогласованность в данном вопросе положений Особенной части и ч. 1 и 2 ст. 75 приводит на практике к тому, что освобождение от уголовной ответственности предоставляется тем, кто выполнил лишь условия, названные в примечании к конкретной статье Особенной части. Так, в юридической литературе приводится следующий случай.

Федеральный суд г. Кронштадта освободил от уголовной ответственности за похищение человека четырех членов организованной группы, совершивших преступление при следующих обстоятельствах. Житель города У. был похищен обвиняемыми с целью принудить его подписать генеральную доверенность на имя организатора группы Б., предоставляющую последнему право распоряжаться собственностью потерпевшего, включая приватизированную квартиру. У. был вынужден подписать документ. Через семь дней он был доставлен из Санкт-Петербурга, где до этого удерживался, в Кронштадт и был освобожден. Спустя некоторое время та же преступная группа вновь похитила У. и отвезла его в отдаленную деревню Ленинградской области, которую У. не должен был покидать под угрозой расправы. Потерпевший был разыскан сотрудниками милиции. Против членов организованной группы по указанию прокурора было возбуждено уголовное дело по обвинению в похищении человека и вымогательстве. Суд признал подсудимых виновными в совершении названных преступлений, однако усмотрел основания для освобождения от уголовной ответственности за похищение человека, поскольку члены группы «добровольно освободили потерпевшего». Наказание было назначено только за вымогательство*(191).

Решение суда представляется ошибочным. Суд руководствовался только примечанием к ст. 126 и не учел общее правило, установленное в ч. 1 ст. 75. Освобождение похищенного, дважды имевшее место, происходило не ввиду раскаяния, а по другим причинам. При этом никто из членов группы не явился с повинной, не способствовал раскрытию преступления и изобличению соучастников и т.д.

В подобных случаях имеет место коллизия общей и специальной нормы. Правильное разрешение коллизии зависит от понимания соотношения общего и частного. Специальная норма содержит все признаки общей нормы и одновременно свои специфические признаки, выделяющие ее из общей нормы. В связи с этим отсутствие в ряде примечаний описания деятельного раскаяния должно компенсироваться учетом общих правил, предусмотренных в ч. 1 и 2 ст. 75 УК. Проект УК России 1992 г. в данном вопросе занимал более верную позицию. В ч. 2 ст. 70 Проекта предусматривалось, что «лицо, совершившее преступление, в случаях, предусмотренных Особенной частью настоящего Кодекса, освобождается судом от уголовной ответственности или наказания, если оно после совершения преступления явилось с повинной и загладило причиненный вред».

В большинстве случаев деятельного раскаяния, предусмотренных в Особенной части, освобождение от уголовной ответственности предоставляется только тогда, когда в действиях лица «не содержится иного состава преступления».

Простая, на первый взгляд, формула в действительности вызывает определенные споры. Понятно, что в случае, когда, например, уже похищенному человеку наносятся телесные повреждения, относящиеся к тяжкому вреду здоровью, виновное в этом лицо, добровольно освободившее похищенного, будет нести ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью по ст. 111. Однако, если такой вред причиняется в процессе похищения, можно ли освободить виновное лицо в случае последующего добровольного освобождения похищенного человека? В ч. 2 ст. 126 «Похищение человека» предусмотрено в качестве квалифицирующего признака насилие, опасное для жизни или здоровья. Если такое насилие применяется, мы не можем, строго говоря, считать подобные действия «иным составом». Проблема должна быть решена законодателем путем уточнения тех обстоятельств, наличие которых, несмотря на деятельное раскаяние, влечет уголовную ответственность. Во Франции, например, значимость для судьбы лица, похитившего людей, имеет только такое деятельное раскаяние, которое выразилось в добровольном освобождении всех удерживаемых лиц до истечения седьмых суток после похищения. При этом похищенные не должны быть подвергнуты какому-либо посягательству на свою физическую неприкосновенность, повлекшему увечье, хроническое заболевание или смерть, либо быть подвергнуты пыткам (ст. 224-1 УК Франции).

Указание российского уголовного закона на отсутствие в действиях лица «иного состава преступления» представляется излишним, снижающим профилактическую функцию УК, поскольку создает иллюзию того, что даже выполнение всех специальных условий, предусмотренных в Особенной части, не освобождает от уголовной ответственности за данное преступление. В действительности, если лицо совершило какое-либо иное преступление, то ответственность за него наступает в силу ст. 8 УК «Основание уголовной ответственности». Так, лицо, захватившее заложника и угрожавшее потерпевшему применением огнестрельного оружия, добытого незаконным путем, при последующем освобождении заложника и выполнении других требований, предусмотренных в ст. 75 УК, будет отвечать за незаконное хранение оружия, но не потому, что его деятельное раскаяние осталось без внимания, а в силу того, что незаконное хранение оружия — самостоятельное преступление, ответственность за которое наступает по общим правилам.

Следует отметить, что количество случаев деятельного раскаяния по некоторым составам преступлений растет. Летом 1997 г. ФСБ широко уведомила население России об особом «телефоне доверия», по которому лица, занимающиеся шпионажем, могут сообщить об этом по телефону. В обращении было объявлено об освобождении тех, кто воспользовался таким телефоном. К январю 1998 г. в Москве более 20 лиц, завербованных иностранными разведками, сообщило об этом в ФСБ.

Как уже указывалось, согласно УПК РСФСР процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием является специальное решение (постановление или определение) о прекращении уголовного дела, вынесенное органом дознания, следователем, прокурором или судом (ст. 7). Такое основание прекращения уголовного дела считается нереабилитирующим, поэтому данное решение может быть принято только при согласии обвиняемого. Если же он, считая себя невиновным, настаивает на рассмотрении дела судом и вынесении оправдательного приговора, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием невозможно и производство по делу продолжается в обычном порядке.

В уголовном праве зарубежных государств деятельное раскаяние, как правило, служит основанием для смягчения наказания. Однако в некоторых странах предусмотрена возможность полного освобождения от наказания в случае какого-либо позитивного постпреступного поведения виновного лица. При этом во всех случаях речь идет об освобождении не от уголовной ответственности, а только лишь от наказания. Так, согласно УК Франции лицо, принявшее участие в сговоре, направленном на подготовку какого-либо преступления или проступка, который подлежит наказанию в виде десяти лет тюремного заключения, освобождается от наказания, если оно до привлечения к ответственности раскрыло группу или сговор компетентным властям и помогло установить других участников (ст. 450-2).

Общая норма о возможности освобождения от наказания в случае деятельного раскаяния лица предусмотрена в УК ФРГ. В _ 46а говорится о том, что виновный может претендовать на освобождение от наказания, если он полностью или частично возместил ущерб, причиненный деянием, и если последнее влечет наказание в виде лишения свободы на срок не более одного года или денежный штраф. Деятельное раскаяние как основание для освобождения от наказания предусмотрено и в нормах Особенной части УК ФРГ. При этом специальные нормы предусматривают возможность освобождения от наказания и в других случаях, нежели те, что указаны выше. Так, согласно _ 83а лицо по усмотрению суда может быть освобождено от наказания, если после совершения действий, образующих государственную измену Федерации или Земле (субъекту Федерации), виновный затем добровольно отказывается от дальнейшего выполнения деяния и предотвращает известную ему опасность продолжения другим лицом данного деяния или существенно ее уменьшает, либо если он добровольно препятствует доведению деяния до конца другим лицом. В случае, когда опасность совершения государственного преступления была предотвращена или существенно уменьшена без участия виновного лица, для освобождения от наказания достаточно установить «добровольные и настойчивые усилия» такого лица по достижению этих целей Институт деятельного раскаяния используется в Особенной части УК ФРГ достаточно часто. Возможность освобождения от наказания в случае деятельного раскаяния предусмотрена для таких преступлений, как продолжение деятельности партии, признанной неконституционной (_ 84), агентурная деятельность в целях саботажа (_ 87), шпионаж (_ 98), создание преступных сообществ (_ 129), создание террористических обществ (_ 129а) и т.д. Во всех этих случаях решение вопросов освобождения от наказания отдано на усмотрение суда. Вместе с тем УК ФРГ иногда предусматривает в императивной форме обязанность суда освободить лицо от наказания. Это относится, например, к такому преступлению, как подготовка подделки денег или знаков оплаты. Согласно _ 149 лицо не наказывается в случае, если оно добровольно отказывается от совершения подготовленного деяния, предотвращает вызванную им опасность продолжения подготовки деяния или совершения его, уничтожает, приводит в негодность средства подделки либо сообщает об их существовании правоохранительным органам или передает их последним. Поскольку в германском праве приготовление к фальшивомонетничеству образует самостоятельное преступление, в данном случае речь идет о деятельном раскаянии, а не о добровольном отказе от совершения преступления.

Обязанность суда освободить от наказания предусмотрена в УК ФРГ и в других случаях. Согласно _ 261 за «отмывание» денег не наказывается тот, кто добровольно сообщает об этом деянии компетентным органам, если к этому времени преступление не раскрыто полностью или частично правоохранительными органами и исполнитель об этом знает. В соответствии с _ 310 не наказывается за поджог тот, кто потушил пожар до того, как он был обнаружен, и до того, как был причинен дальнейший ущерб помимо уже причиненного поджогом.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67




Рубрики







Яндекс.Метрика