Курс уголовного права. Том 2. Общая часть «Учение о наказании»

_ 6. Отсрочка исполнения наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей

В 1991 г. в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета от 19 декабря 1990 г. был проведен эксперимент по отсрочке исполнения лишения свободы в отношении положительно себя зарекомендовавших беременных женщин и женщин, имевших малолетних детей в доме ребенка, в исправительно-трудовых колониях для женщин. Эта отсрочка применялась судом по ходатайству администрации колонии и наблюдательной комиссии на срок до трех лет к дисциплинированным женщинам при наличии у них постоянного места жительства, сохранившейся семьи и наличии желания у родственников принять их. Отсрочка не применялась к женщинам, осужденным за тяжкие преступления (умышленные убийства и умышленные тяжкие телесные повреждения, разбой), имевшим более двух судимостей к лишению свободы. Если осужденная в течение срока отсрочки допускала административное правонарушение, плохо относилась к воспитанию ребенка, передавала его на воспитание иным лицам или государству, то по решению суда ее возвращали в исправительно-трудовую колонию для отбывания неотбытой части срока лишения свободы.

В 1990 г. в СССР в местах лишения свободы в домах ребенка находилось 355 детей, а в России в 2000 г. — 500.

Отсрочку в 1991 г. получили 85 женщин, имевших детей в доме ребенка колоний. Эксперимент завершился успешно. Условия отсрочки были нарушены только одной женщиной, которая была возвращена в колонию для завершения отбывания наказания. Исходя из этого Законом от 12 июня 1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Исправительно-трудовой кодекс РСФСР, в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» была введена отсрочка исполнения наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, которая предусматривалась ст. 46.2 УК РСФСР.

Эта норма уникальна. Она, кроме уголовного права некоторых государств, ранее входивших в СССР, нигде не встречается (см., например, ст. 78 УК Таджикистана).

Рассматриваемая отсрочка, с внесением в нее ряда поправок регламентирована в ст. 82 УК РФ, в которой было определено, что осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до восьми лет, кроме женщин, осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, суд может отсрочить отбывание наказания до достижения ребенком восьмилетнего возраста. Федеральным законом от 9 марта 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации» в рассматриваемую статью были внесены изменения. Прежде всего эта отсрочка стала применяться к женщинам, имеющим детей до четырнадцатилетнего возраста. Внесены некоторые изменения и в ч. 3 статьи о возможных последствиях истечения срока отсрочки для осужденной. Их анализ будет дан в дальнейшем.

Если суд при рассмотрении уголовного дела о преступлении, совершенном указанными категориями женщин, придет к выводу о нецелесообразности исполнения лишения свободы, то он может принять решение об отсрочке исполнения наказания — разновидности условного осуждения.

В тех же случаях, когда это решение принимается по отношению к женщинам, отбывающим наказание, — это разновидность условно-досрочного освобождения от отбывания лишения свободы.

Такой вывод следует из содержания рассмотренной отсрочка*(248).

Прямого указания на возможность применения ее в виде условного осуждения или условно-досрочного освобождения от наказания закон, к сожалению, не содержит. Из содержания ст. 82 УК РФ можно сделать вывод, что она применяется только к женщинам, осужденным к лишению свободы, ибо продолжительность испытательного срока исчисляется до наступления ребенком четырнадцатилетнего возраста, независимо от характера и степени общественной опасности содеянного, личности виновной и т.п.

Такой испытательный срок несовместим с отсрочкой от иных, менее суровых и менее продолжительных наказаний. Поэтому представляется сомнительным мнение авторов, допускающих возможность отсрочки исполнения от отбывания исправительных работ*(249).

Кстати, испытательный срок при условном осуждении, которое применимо при назначении пяти видов наказания, а не только лишения свободы, значительно короче (от шести месяцев до трех лет при наказаниях, не связанных с лишением свободы, или лишении свободы до одного года и от шести месяцев до пяти лет при назначении лишения свободы на срок свыше одного года). Помимо этого следует признать, что условное осуждение по целому ряду параметров является значительно более льготным, чем отсрочка исполнения наказаний, поэтому при совершении преступлений небольшой тяжести следует применять именно его.

Заметим, что следовало бы предусмотреть возможность сокращения срока отсрочки, досрочного ее прекращения. Это особенно важно при значительном разрыве между продолжительностью срока лишения свободы, исполнение которого отсрочено, и продолжительностью испытательного срока.

Желательно было бы внести в анализируемую норму существенные ограничения в применении отсрочки, допустим, запретив ее применение к женщинам, осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет за все преступления, относящиеся к тяжким и особо тяжким, а не только за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, как это указано в ст. 82 УК РФ.

При отсрочке исполнения наказания — условном осуждении уголовная ответственность реализуется без реального исполнения лишения свободы. В отношении осужденной выносится обвинительный приговор, и она в течение испытательного срока несет бремя судимости. Отметим, что при безусловном отбывании назначенного наказания срок судимости, как правило, был бы менее продолжителен. Так, при отсрочке исполнения наказания беременной женщины за преступление небольшой тяжести, за которое назначено наказание в виде лишения свободы на два года, испытательный срок будет исчисляться до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста, т.е. составит более четырнадцати лет. При реальном исполнении этого наказания судимость погашается через три года после исполнения наказания.

Обратим внимание и на то, что ст. 82 УК РФ, определяющая анализируемую отсрочку, может вступить в противоречие со ст. 83 УК РФ, в соответствии с которой осуществляется освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (правильнее здесь было бы говорить о давности исполнения наказания). В рассматриваемом примере срок давности истекает через два года после вступления приговора в законную силу. Поскольку ст. 82 УК регламентирует более узкую норму, то она имеет приоритет перед общей нормой, установленной ст. 33 УК.

Необходимо отметить, что и при реализации условного осуждения, установленного ст. 73 УК РФ, могут возникнуть рассматриваемые коллизии со ст. 83 и 86 УК РФ (с давностью исполнения наказания и судимостью). Эти коллизии решаются в пользу более узкой нормы — ст. 73 УК РФ.

В ст. 82 УК РФ не указаны цели отсрочки исполнения наказания, но они, несомненно, те же, что и при реализации уголовной ответственности при обычном условном осуждении.

При отсрочке исполнения наказания должны достигаться цели восстановления социальной справедливости, исправление осужденного, общая и частная превенция.

Основанием применения отсрочки исполнения наказания многие юристы считают проявление гуманизма как к осужденной, так и к ребенку, причем закон не связывает ее применение с реализацией целей наказания*(250). Позиция спорная. Действительно, основой основ такого освобождения от отбывания наказания является стремление создать женщине и ее ребенку максимально благоприятные условия для жизни. Это гуманно и справедливо, но рассматриваемая отсрочка применяется не ко всем беременным женщинам и не ко всем женщинам, имеющим детей. Дело в том, что применительно к некоторым женщинам цели наказания недостижимы в процессе отсрочки исполнения наказания. Более того, нарушение осужденной условий отсрочки чревато направлением ее в орган, исполняющий наказание. Во всяком случае цель частной превенции очевидна.

Из сказанного следует вывод: применение отсрочки исполнения наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей до четырнадцатилетнего возраста, применяется из-за гуманных соображений, государственного подхода к таким женщинам и их детям, а также наличия возможности достижения целей наказания вне исправительной колонии или исправительного центра. Такая отсрочка способствует и укреплению семьи.

Закон запрещает применять отсрочку исполнения наказания женщинам, осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности. В основном такими преступлениями являются: убийство (ст. 105 УК), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), похищение человека (ст. 126 УК), разбой (ст. 162 УК), захват заложников (ст. 206 УК), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК), посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное следствие (ст. 295 УК), посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК). Необходимо подчеркнуть, что отсрочка применима к женщинам, осужденным за подобные преступления, при осуждении их к лишению свободы на срок до пяти лет включительно.

Более удачной, чем положения УК РФ, по нашему мнению, является позиция, представленная в ст. 80 Модельного уголовного кодекса, в которой к женщинам рассматриваемых категорий не применяется «освобождение от отбывания наказания» при осуждении их за совершение тяжких и особо тяжких преступлений к лишению свободы на срок более чем пять лет. Аналогичная позиция содержится и в ст. 78 УК Таджикистана.

Вполне очевидно, что отсрочка исполнения наказания неприемлема к женщинам, лишенным родительских прав.

Напомним, что ст. 46 УК РСФСР допускала применение отсрочки исполнения наказания только к тем женщинам, которые имели семью или родственников, изъявивших согласие на совместное проживание с ней и ребенком либо имеющим возможность самостоятельно обеспечивать надлежащие условия для воспитания ребенка. Ныне действующее законодательство необоснованно отказалось от таких требований.

Исходя из сути рассматриваемой отсрочки ее нельзя применять к женщинам, злостно нарушающим порядок и условия отбывания наказания (режим), к женщинам, страдающим алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией или иными тяжелыми заболеваниями (например, туберкулезом, сифилисом и т.д.), вплоть до излечения от них.

В соответствии со ст. 177 УИК РФ администрация исправительного учреждения, направляя в суд представление об отсрочке, прилагает к нему характеристику осужденной, справку о согласии родственников принять ее и ребенка, предоставить им жилье и создать необходимые условия для проживания или справку о наличии у нее жилья и необходимых условий для проживания с ребенком, медицинское заключение о беременности либо справку о наличии ребенка.

Документальное подтверждение беременности или наличия у обвиняемой ребенка необходимо и при применении отсрочки исполнения наказания при рассмотрении дела по существу.

Получив определение суда о применении отсрочки к осужденной, администрация исправительного учреждения берет у нее подписку о явке по прибытии в трехдневный срок в уголовно-исполнительную инспекцию и отправляет ее за счет государства к месту жительства.

Если женщина, к которой применяется отсрочка исполнения наказания, отказалась от ребенка или продолжает уклоняться от его воспитания после предупреждения, объявленного уголовно-исполнительной инспекцией, суд может по представлению инспекции отменить отсрочку и направить осужденную для наказания в место, назначенное в соответствии с приговором суда (ч. 2 ст. 82 УК). Как представляется, если осужденная злостно уклоняется от исполнения материнских обязанностей, то суд не «может», а должен защитить интересы ребенка и обязан направить ее в то место лишения свободы, в котором она должна отбывать наказание. Осужденная не оправдала оказанного ей доверия, что предопределяет отмену отсрочки исполнения наказания.

Возможен и такой вариант. Женщина хотя и исполняет свои материнские обязанности, но вместе с тем ведет беспорядочный образ жизни, злоупотребляет спиртными напитками, употребляет наркотики или токсические вещества или, к тому же, грубо, систематически нарушает общественный порядок, не обращая внимания на предупреждения уголовно-исполнительной инспекции.

Статьей 46.1 УК РСФСР 1960 г. в подобных ситуациях также предусматривалось прекращение отсрочки, что представляется обоснованным, вытекающим из сути отсрочки. Кстати, и в ч. 3 ст. 80 Модельного уголовного кодекса предусматривается такое же решение рассматриваемого вопроса. Отсрочка, как отмечалось выше, направлена на защиту интересов ребенка и его матери и, вместе с тем, на решение целей наказания без его реального исполнения. Эти цели должны достигаться в совокупности. В ч. 2 ст. 178 УИК РФ перед уголовно-исполнительной инспекцией ставится задача предупреждения со стороны женщины, к которой была применена отсрочка исполнения наказания, нарушений ею общественного порядка и трудовой дисциплины.

Не исключена возможность и попыток сокрытия, бегства с места жительства женщин, к которым применена отсрочка исполнения наказания. Этот вариант также прямо не предусмотрен законом.

Отсрочка имеет одинаковый срок — вплоть до достижения ребенком четырнадцатилетнего возраста.

В законе нет каких-либо указаний на то, с какого периода беременности такая отсрочка возможна. Представляется спорным вывод о том, что «при нормальной беременности отсрочка отбывания наказания осужденным женщинам должна производиться за семьдесят дней до предполагаемых родов»*(251). Как технически решить эту проблему? Должен ли суд за день до этого предполагаемого срока принимать необходимое решение?

По достижении ребенком четырнадцатилетнего возраста либо в случае его смерти уголовно-исполнительная инспекция по месту жительства осужденной обращается с представлением в суд с вариантами решения вопроса об отсрочке исполнения наказания.

При этом инспекция в соответствии с ч. 5 ст. 178 УИК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления*(252), поведение осужденной, ее отношение к воспитанию ребенка, отбытую и оставшуюся части срока наказания. Предложения уголовно-исполнительной инспекции носят рекомендательный характер. Окончательное решение по рассматриваемому вопросу принимает суд.

Суд может освободить осужденную от отбывания наказания (вариант уголовного осуждения) или от оставшейся части наказания (вариант условно-досрочного освобождения). Это оптимальные варианты, предопределенные надлежащим поведением женщины в процессе отсрочки. В подобных случаях женщина, к которой применялась отсрочка исполнения наказания, в соответствии с ч. 2 ст. 86 УК РФ не считается судимой.

Если осужденная не полностью оправдала оказанное ей доверие, то неотбытая ею часть срока наказания заменяется судом другим, более мягким. В ч. 10 ст. 46.2 УК РСФСР 1960 г. определялось, что в случае возобновления отбывания наказания осужденная направляется к месту отбывания наказания под конвоем. Ни в УК РФ, ни в УИК РФ этот вопрос не решается. Логика подсказывает, что позиция по этому вопросу УК РСФСР 1960 г. является верной.

Необходимо обратить внимание на то, что в настоящее время действуют три конкурирующие между собой нормы, рекомендующие отсрочку исполнения наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей: ст. 82 УК РФ, ч. 2 ст. 361 УПК РСФСР 1960 г. и ст. 177 УИК РФ.