Юридическая помощь в Ростове-на-Дону
Навигация
Вход


Глава VIII. Амнистия, помилование, судимость

_ 1. Амнистия

В УК РФ 1996 г. впервые включена отдельная статья, посвященная порядку объявления и правовым последствиям акта амнистии (ст. 84). Правом издания такого акта согласно ст. 103 Конституции РФ 1993 г. обладает нижняя палата российского парламента — Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации.

Согласно ч. 1 ст. 84 УК амнистия объявляется в отношении индивидуально не определенного круга лиц. Это значит, что в постановлении об амнистии не дается указания о ее применении к каким-либо конкретным физическим лицам. Акт амнистии рассчитан на применение к целым категориям лиц, совершивших преступления, например, к женщинам, имеющим несовершеннолетних детей, к мужчинам старше 60 лет, к инвалидам I или II группы и т.д. При этом лица, к которым амнистия будет применена, заранее индивидуально не определены. Эта особенность позволяет, в частности, отграничить амнистию от помилования, которое адресуется конкретному осужденному.

Правовые последствия амнистии могут быть различными:

1) освобождение от уголовной ответственности;

2) освобождение от наказания;

3) сокращение назначенного наказания;

4) замена назначенного наказания более мягким видом;

5) освобождение от дополнительного вида наказания;

6) снятие судимости (ч. 2 ст. 84 УК).

В истории России амнистия применялась многократно. Еще Стоглавый собор в 1551 г. предложил ввести правило, согласно которому к Пасхе следует освобождать тех «тюремных сидельцев», которые осуждены за нетяжкие преступления. К последним не относились убийство, разбой, поджог. С этого времени на Руси становятся традиционными манифесты, издаваемые русскими царями по поводу самых разных событий: восшествия на престол, болезни царя или членов его семьи, по поводу окончания войн, годовщины царствования и т.п.*(257)

Однако в российском дореволюционном праве, так же, как и в зарубежном уголовном праве, зачастую амнистия рассматривалась как частный случай более широкого понятия «прощение» или помилование. При этом под прощением в российском праве понималось «устранение применения (т.е. неприменение. — Авт.) карательного закона к данному случаю в силу особого о том распоряжения главы государства»*(258).

На протяжении многих лет к «прощению» как правовому явлению было самое неоднозначное отношение. Так, Ч.Беккариа относился к нему отрицательно, полагая, что «по мере смягчения наказаний милосердие и прощение становятся менее необходимыми». Прощение, по его мнению, не должно иметь места «в совершенном законодательстве, где наказания умеренны, а суд праведен и скор. Эта истина, — как полагал Ч.Беккариа, — покажется суровой тому, кто живет в стране с неупорядоченной системой уголовного законодательства. А потому в этой стране потребность в прощении и милосердии прямо зависит от нелепости законов и суровости приговоров»*(259).

Ч.Беккариа выступал против закрепления института «прощения» в УК, поскольку считал, что «показывать людям, что преступления могут прощаться и что наказание — необязательное их следствие, значит порождать в них иллюзию безнаказанности и заставлять их верить, что если можно добиться прощения, то приведение в исполнение приговора непрощенному скорее акт насилия власти, чем результат правосудия»*(260).

Среди противников помилования, в рамках которого первоначально рассматривалась амнистия, были не только защитники принципа возмездия, но и представители утилитарных теорий.

Дело в том, что прощение, будучи актом усмотрения, зависело подчас не только от воли главы государства, но и целого ряда посредников и промежуточных инстанций, через которые ходатайство о прощении достигало «подножия трона», поэтому злоупотребления и произвол были нередкими явлениями в XVII-XVIII вв. Широкое распространение, например, во Франции получили «письма о прощении», выдаваемые от имени короля. По этому поводу Н.С.Таганцев, в частности, отмечал, что «бесцеремонная раздача» этих «писем» королевскими любимцами и фаворитками, создавая безнаказанность самых отъявленных негодяев, сильных богатством или связями, поставила в число противников права помилования и таких сторонников реформы уголовного законодательства, как Бентам, Филанджиери и др. Так, английский юрист И.Бентам считал, что «если законы слишком жестоки, то помилование есть необходимое их дополнение; но такое дополнение есть зло, и там, где законы хороши, незачем иметь магическую палочку, пригодную для их уничтожения»*(261). Отрицательное отношение к «прощению» нашло свое отражение в УК Франции 1791 г., не включившем этот институт в свой текст.

Но не только «классики» уголовного права высказывались против института амнистии («прощения»). Ряд современных российских юристов также оспаривают правомерность и целесообразность этого института.

Так, С.Н.Сабанин полагает, что издание актов амнистии фактически ведет к нарушению принципа справедливости, поэтому амнистия не должна иметь места ни в практике высших органов государственной власти, ни в уголовном законодательстве*(262).

Другие авторы, настаивающие на упразднении института амнистии, мотивируют это тем, что она влечет всплеск преступности, т.е. ведет к росту рецидива среди лиц, освобожденных от уголовной ответственности или наказания в связи с изданием акта амнистии*(263).

Отрицательно оценивается этот институт и немалой частью законопослушного населения, рядом государственных и политических деятелей. Как отмечает А.В.Наумов, «мнение рядового российского обывателя в этом отношении вполне совпадает с точкой зрения некоторых известных политических деятелей». Так, Е.Т.Гайдар на страницах газеты «Известия» от 10 февраля 1994 г. по поводу представленного в Государственную Думу РФ проекта акта об амнистии высказался следующим образом: «Когда страна находится в таком положении, гуманизм к преступникам за счет их жертв по крайней мере неуместен»*(264).

Однако в целом в российской юридической литературе амнистия рассматривается как гуманная, необходимая мера. Среди положительных черт амнистии называется то, что она отвечает целям экономии уголовной репрессии, способствует корректировке наказания в сторону его смягчения и т.п.*(265) Эти авторы считают необходимым для ликвидации негативных последствий амнистии перед ее применением тщательно продумывать программу ресоциализации амнистируемых. Определенный шаг в этом направлении был сделан постановлением Государственной Думы РФ от 24 декабря 1997 г. о порядке применения акта амнистии, которое в п. 16 предлагает Правительству РФ осуществить совместно с органами исполнительной власти субъектов РФ систему мер, обеспечивающих трудовое и бытовое устройство лиц, освобожденных из мест лишения свободы, а также их медицинское обслуживание.

Рассмотрим основные особенности амнистии как правового явления.

Будучи актом высшего органа государственной власти, амнистии имеют нормативный характер. Их предписания обязательны для всех органов и должностных лиц, имеющих отношение к реализации уголовной ответственности. Эти предписания распространяются на индивидуально не определенный круг лиц.

Вместе с тем вопрос о правовой природе актов амнистии является дискуссионным. Так, И.Марогулова считает, что «правовая природа актов амнистии отличается от правовой природы нормативных актов», поскольку первые не отменяют и не изменяют норм права и даже их не корректируют, правила действия уголовного закона во времени не касаются амнистии и такие акты не включаются в Свод законов СССР, в который входят только нормативные акты. По ее мнению, амнистия выступает в виде «государственного мероприятия, направленного на претворение в жизнь уголовной политики страны*(266)». Все это привело автора к выводу о ненормативном характере актов амнистии.

Однако с таким мнением трудно согласиться. Несмотря на определенные особенности актов амнистии, все же они содержат нормы права — обязательные для исполнения теми субъектами, которые в них указаны, правила поведения, установленные высшими органами государственной власти, рассчитанные на их применение к индивидуально не определенному кругу лиц. Предписания норм в данном случае реализуются в актах применения права: в решениях (постановлениях) специально на то уполномоченных органов (начальников колоний, следственных изоляторов, органов дознания, предварительного следствия, органов внутренних дел и др.).

Безусловно, акт амнистии — специфический правовой документ. Его особенности, в первую очередь, связаны с порядком действия такого акта во времени. Действие акта амнистии распространяется на деяния, совершенные до его издания. Такой принцип действия, в общем-то, не свойствен уголовным законам. Более того, действие акта амнистии ограничено небольшими временными границами. Это, скорее, «разовый» акт. Вместе с тем такие черты акта амнистии непосредственно связаны с характером и целями самой амнистии, в основе которой лежит идея «прощения» уже совершенных преступлений.

В российской юридической литературе нет единодушия и по вопросу о том, к какой отрасли права следует относить институт амнистии. Ряд авторов относят его к сфере государственного права (Дурманов, Келина), другие считают его относящимся к области уголовного права (Тищенко, Зельдова), третьи полагают, что не следует относить амнистию к какой-то одной отрасли права, поскольку она носит комплексный характер (Марогулова).

В связи с этим хотелось бы высказать ряд замечаний. Конституция РФ, относя объявление амнистии к ведению Государственной Думы, не дает каких-либо указаний о характере и содержании акта амнистии. Решение этих вопросов находится в исключительной компетенции Государственной Думы РФ. Следовательно, амнистия является скорее государственно-правовым, а не уголовно-правовым актом. Несмотря на то, что статья об амнистии включена в УК РФ, нет ни одного предписания Общей части УК РФ, которое было бы обязательно для акта амнистии. В частности, предписания последнего не зависят от соответствующих норм Общей части УК, устанавливающих различные виды освобождения от уголовной ответственности и наказания, снятия судимости и т.д. Акт амнистии может содержать и другие предписания, не относящиеся к УК. Следовательно, включение статьи об амнистии или же невключение ее в УК РФ не оказывает какого-либо влияния на характер и содержание актов амнистии, на реализацию и применение такого акта. Поэтому содержание ст. 84 УК является кратким, обобщенным содержанием общих положений, встречающихся в актах амнистии.

Акт амнистии может освобождать не только от уголовной, но и от административной ответственности. Помимо акта амнистии Государственная Дума издает постановление о порядке применения амнистии.

Преследуя различные цели борьбы с преступностью, амнистии многофункциональны. Их содержание зависит от политических и экономических особенностей развития страны, оказывающих влияние на специфику борьбы с преступностью, что отражается на характере каждого конкретного акта амнистии, масштабе и формах его применения. Так, резкое изменение социально-политической обстановки в стране вызвало необходимость принятия акта амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией от 7 июня 1945 г.

Вместе с тем можно выделить и специфические цели актов амнистии. Чаще всего в акте амнистии декларируется гуманная цель облегчения участи лиц, совершивших относительно нетяжкие преступления, несовершеннолетних, женщин, больных и т.п. Так, акт амнистии от 24 декабря 1997 г. начинается словами: «Руководствуясь принципом гуманизма:»

В советский период акты амнистии издавались в ознаменование революционных праздников. Такой, например, была амнистия в связи с 50-летием Октябрьской социалистической революции (31 октября 1967 г.). Издание «юбилейных» актов амнистии осуществляется и в настоящее время. Такой акт амнистии был принят 19 апреля 1995 г. в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

В прошлом одной из причин издания актов амнистии, о которой не было принято говорить открыто, являлось перенаселение мест лишения свободы осужденными и следственных изоляторов подследственными. За последние годы в местах лишения свободы (в среднем по стране) перенаселения заключенных не было. Так, в 1996 г. лимит наполнения мест лишения свободы осужденными был равен 96,8%. Это, однако, не исключало значительного переполнения мест лишения свободы отдельных регионов. В следственных изоляторах в 1996 г. лимит наполнения был превышен на 54,2%.

23 февраля 1994 г. Государственная Дума РФ приняла постановление об объявлении политической и экономической амнистии. В преамбуле к акту амнистии указывалось, что она принимается «в целях национального примирения, достижения гражданского мира и согласия». Этот акт амнистии прекратил все уголовные дела, находившиеся в производстве следователей, и дела, не рассмотренные судом, в отношении лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности по событиям 19-21 августа 1991 г., связанные с образованием Государственного комитета по чрезвычайному положению, с участием в его деятельности; по факту столкновения демонстрантов и работников органов внутренних дел 1 мая 1993 г. в Москве; за участие в событиях 21 сентября 1993 г. в Москве, связанных с изданием Указа Президиума Верховного Совета РФ от 21 сентября 1993 г. «О поэтапной конституционной реформе в РФ». Акт амнистии освободил от наказания лиц, осужденных за нарушение правил о валютных операциях (ч. 1 ст. 88 УК РСФСР 1960 г.), хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением (ч. 1 и 2 ст. 92 УК РСФСР 1960 г.).

Перечисленные в акте амнистии лица в прошлом были осуждены или привлечены к уголовной ответственности в соответствии с действовавшим в то время законодательством. Но с изменением политической и экономической обстановки в стране общественная опасность таких деяний отпала, что и предопределило принятие рассматриваемого акта амнистии.

Диапазон принимаемых в амнистии мер, облегчающих участь лиц, осужденных за совершение преступления или освобожденных от уголовной ответственности за них, велик. Причем он реализуется в зависимости от ряда обстоятельств: характера и степени общественной опасности преступления, вида назначенного за него наказания и ряда различных обстоятельств, характеризующих личность виновного (участие в боях при защите Родины, пола, возраста, состояний здоровья, наличия прошлых осуждений к лишению свободы, наличия злостных нарушений правил отбывания наказания и т.п.). С учетом перечисленных и некоторых иных приводимых в актах амнистии обстоятельств лицо освобождается от уголовной ответственности или наказания либо отбываемое наказание заменяется другим, более мягким наказанием, снимается судимость и т.д. Так, актом амнистии от 24 декабря 1997 г. были освобождены от отбывания наказания в виде лишения свободы независимо от назначенного срока, а также от наказаний, не связанных с лишением свободы, осужденные:

а) проходившие службу в составе действующей армии либо принимавшие участие в боевых действиях по защите Отечества;

б) награжденные орденами и медалями;

в) женщины, имеющие несовершеннолетних детей, а также беременные женщины;

г) мужчины старше 60 лет и женщины старше 55 лет;

д) инвалиды I и II групп, а также больные туберкулезом, отнесенные к I и II группе диспансерного учета.

Рассматриваемая амнистия освободила некоторые категории осужденных от отбывания наказания (например, несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы на срок до трех лет включительно и ранее не отбывавших наказание в воспитательно-трудовых или воспитательных колониях; женщин, осужденных к лишению свободы на срок до пяти лет включительно и отбывших не менее одной трети срока и т.д.).

Амнистия прекратила уголовные дела, находившиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и судов, о преступлениях, совершенных до вступления в силу акта амнистии в отношении ряда категорий лиц (например, проходивших службу в составе действующей армии либо принимавших участие в боевых действиях по защите Отечества и др.).

16 марта 1998 г. военный суд Московского гарнизона приговорил генерал-майора Г., виновного в катастрофе трех истребителей С-27, приведшей к гибели четырех военных летчиков, по ст. 253 УК РСФСР 1960 г. (нарушение правил полетов или подготовки к ним), к шести годам лишения свободы. Но так как Г. имел орден «Красной Звезды» и иные правительственные награды, его, в соответствии с актом амнистии от 24 декабря 1997 г., освободили от отбывания наказания с погашением судимости.

Акт амнистии от 24 декабря 1997 г. сократил неотбытую часть срока лишения свободы некоторым категориям лиц, не подпадающим под освобождение от наказания, например, несовершеннолетним — на половину срока наказания (п. «б» ст. 8).

Рассматриваемый акт амнистии не распространялся на широкий круг лиц, осужденных за ряд преступлений, таких, например, как измена Родине (ст. 64 УК РСФСР 1960 г.), шпионаж (ст. 65 УК РСФСР 1960 г.), террористический акт (ст. 67 УК РСФСР 1960 г.), бандитизм (ст. 77 УК РСФСР 1960 г.) и др. Не попали под амнистию и лица, осужденные более двух раз к лишению свободы за умышленные преступления, а также лица, ранее осуждавшиеся к лишению свободы за преступления, о перечне которых только что шла речь (измена Родине, шпионаж и др.).

Не подлежали амнистии лица, признанные особо опасными рецидивистами или совершившие преступления при особо опасном рецидиве; осужденные, ранее освободившиеся из мест лишения свободы в соответствии с актом амнистии или помилования и вновь совершившие умышленные преступления; осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания (режима), за исключением лиц, проходивших службу в действующей армии, и некоторые другие категории осужденных.

Амнистия не применялась к лицам, подвергнутым принудительному лечению от алкоголизма, наркомании, а также к осужденным, больным венерическими заболеваниями, не завершившим курса лечения. К лицам, больным туберкулезом, отнесенным к I группе диспансерного учета, акт амнистии применялся только после завершения курса их интенсивного лечения.

Акты амнистии можно условно разделить на акты широкого применения, относящиеся к значительному числу лиц, и акты, относящиеся к относительно узкому кругу лиц.

К первому виду относится, например, амнистия от 24 декабря 1997 г. Она привела к освобождению 400 тыс. лиц от условного осуждения, лиц, к которым была применена отсрочка исполнения наказания, осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, и т.д. Многим лицам, отбывающим лишение свободы, сроки этого наказания были сокращены, а 35 тыс. осужденных были освобождены из мест лишения свободы.

Ко второму виду можно отнести амнистию от 9 февраля 1996 г. «Об объявлении амнистии в отношении лиц, участвовавших в противоправных действиях, связанных с вооруженным конфликтом на территории республики Дагестан в январе 1996 г.».

Амнистия распространяется на всех лиц, подпадающих под ее действие вне зависимости от того, согласны ли они с ней или же не согласны. Однако, если лицо, освобожденное от уголовной ответственности в соответствии с амнистией, считает себя невиновным в инкриминируемом ему деянии, оно может обратиться в суд с требованием рассмотрения дела. Однако если суд в подобном случае придет к выводу о виновности данного лица, оно все-таки освобождается от уголовной ответственности по акту амнистии. Так, генерал армии В. был освобожден от уголовной ответственности актом амнистии от 23 февраля 1994 г. Несмотря на это он в соответствии с ч. 5 ст. 5 УПК РСФСР потребовал рассмотрения дела в суде и был оправдан им. Следовательно, генерал В. был освобожден не в связи с актом амнистии, а вследствие его невиновности в совершении преступления.

При совершении продолжаемых преступлений амнистия применима только в случае, если последний акт такого преступления был совершен до принятия акта амнистии.

По общему правилу, акт амнистии к лицам, совершившим длящееся преступление, применим, если их деяние было прекращено до вступления в силу акта амнистии. Из этого правила возможны исключения, установленные актом амнистии. Так, актом амнистии от 1 ноября 1991 г. было определено, что от уголовной ответственности освобождались лица, уклонявшиеся от военной службы, которые явились к месту несения службы или в ближайшее воинское управление (приемные Министерства обороны СССР и военных округов, флота, военные комиссии), в Комитет при Президенте СССР по делам военнослужащих для применения амнистии и дальнейшего прохождения службы (ст. 9). Следовательно, рассматриваемый акт амнистии применялся к военнослужащим при их явке с повинной.

Акты амнистии по многолетней традиции не применяются к лицам, злостно нарушающим режимные правила отбывания наказания.

В постановлении Государственной Думы от 24 декабря 1997 г. о применении акта амнистии определено, что злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания в местах лишения свободы при применении акта амнистии следует считать:

а) осужденных, имеющих в течение года более трех взысканий, наложенных в письменной форме, не снятых и не погашенных в установленном порядке на день принятия решения о применении акта амнистии, а также осужденных, допустивших в течение года одно из злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания;

б) осужденных, содержащихся в колониях-поселениях и направленных в исправительные колонии других видов за злостные нарушения режима, если после вынесения постановления судьи о направлении указанных осужденных в учреждения, исполняющие наказания в виде лишения свободы, они находились под стражей менее одного года на день принятия решения о применении акта амнистии. Срок наказания исчисляется со дня заключения осужденного под стражу;

в) осужденных к исправительным работам, которым за злостное уклонение от отбывания наказания неотбытый срок исправительных работ был заменен судом наказанием в виде лишения свободы, если они находились под стражей менее шести месяцев на день принятия решения о применении акта об амнистии;

г) осужденных, совершивших умышленные преступления во время отбывания наказания а также условно осужденных и осужденных, исполнение приговора которым было отсрочено;

д) осужденных, совершивших умышленное преступление в течение установленного судом испытательного срока либо в период отсрочки;

е) осужденных, которым судом отменены условное осуждение или отсрочка исполнения приговора, если после вынесения постановления суда о направлении указанных осужденных в учреждения, исполняющие наказание в виде лишения свободы, они находились под стражей менее одного года на день вступления в силу постановления об амнистии.

В постановлении Государственной Думы федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 г. «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» была допущена погрешность. В ст. 2 этого постановления было предусмотрено освобождение от наказания в виде лишения свободы независимо от назначенного срока награжденных орденами или медалями СССР либо Российской Федерации и инвалидов I или II групп, а также больных туберкулезом, отнесенных к I или II группе диспансерного учета. Вопреки твердо сложившейся традиции эта амнистия не запретила применение освобождения от наказания перечисленных категорий лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Рассматриваемая позиция амнистии позволяла освободить от наказания несколько тысяч убийц, бандитов, похитителей людей и т.д. Так, около 3000 лиц, совершивших тягчайшие преступления в области экономики, подлежали освобождению от наказания.

Из следственных изоляторов Москвы, например, освобождению подлежали 311 убийц и насильников.

Под амнистию подпадали лица, виновные в убийствах сотен людей, «инвалиды» Радуев и Басаев, а также «медаленосец» Масхадов, в немалой степени виновный в том, что в Чечне не прекращаются боевые действия.

28 июня 2000 г. Государственная Дума своим постановлением внесла поправку в анализируемый акт об амнистии, в соответствии с которой она не распространяется на орденоносцев и медалистов, а также на инвалидов I и II групп и больных туберкулезом, совершивших перечисленные в постановлении об амнистии тяжкие и особо тяжкие преступления.

В этой поправке определено, что она не распространяется на лиц, уже освобожденных от наказания в связи с ошибочным предписанием амнистии.

Некоторые депутаты Государственной Думы, возражая против внесения поправок в акт об амнистии, ссылались на то, что «уголовный закон, ухудшающий положение лица, совершившего преступление, обратной силы не имеет в соответствии с прямым указанием на это в ч. 1 ст. 10 УК РФ». Этот довод ошибочен, так как акт амнистии уголовным законом не является. Если бы он был таковым, то в соответствии со ст. 1 УК РФ все амнистии надо было бы включать в УК РФ.

Рассматриваемая амнистия является одной из самых массовых. В соответствии с ней из мест лишения свободы было освобождено 188,1 тыс. осужденных*(267). Это почти каждый четвертый из лиц, отбывающих наказание. По амнистии 1997 г. из мест лишения свободы было освобождено 17 тыс. осужденных*(268).

К тому же по амнистии 2000 г. сократились сроки лишения свободы 43,6 тыс. осужденным. Эта амнистия освободила от отбывания или исполнения иных наказаний 399,2 тыс. осужденных. В отношении 37,3 тыс. лиц было прекращено уголовное дело.

Столь широкий масштаб амнистии 2000 г. был во многом предопределен хроническим недофинансированием государством содержания мест лишения свободы, их «перенаселением». Но подобного рода выход из сложившейся ситуации спорен. Он подрывает принцип неотвратимости уголовной ответственности, что в условиях широчайшего распространения преступности в России, несомненно, вызовет отрицательные последствия — ухудшение криминогенной обстановки в стране. Авторитет уголовно-правовых мер борьбы государства с преступностью подобного рода амнистии, несомненно, подрывают*(269).

Акт амнистии определяет критерии ее применения, которые в основном не учитывают поведение осужденного в процессе исполнения наказания (за исключением злостных нарушений режима). Поэтому под амнистию подпадают нередко и лица, не вставшие на путь исправления. Такой обезличенный порядок применения амнистии является ее недостатком.

Сам по себе акт амнистии не освобождает от уголовной ответственности или наказания, не смягчает наказание и не снимает судимости. Он является нормативным основанием реализации предписаний акта амнистии, распространяясь на индивидуально неопределенный круг лиц.

Освобождение от уголовной ответственности конкретных лиц на основании акта амнистии в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством определяется: на стадии возбуждения уголовного дела — постановлением об отказе в его возбуждении; на стадии расследования либо в отношении дел, по которым закончено расследование, но не вынесен приговор — постановлением о прекращении уголовного дела; на стадии судебного разбирательства — определением суда о прекращении уголовного дела.

Амнистия может быть реализована обвинительным приговором суда с освобождением от наказания и судимости; постановлением начальника исправительного учреждения, санкционированным прокурором, или постановлением специальной комиссии по освобождению из мест лишения свободы*(270).

Подводя итоги, подчеркнем, что акт амнистии может установить:

1) освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление;

2) освобождение от наказания или его отбывания лиц, осужденных за преступление;

3) сокращение срока наказания;

4) замену наказания более мягким наказанием;

5) освобождение от дополнительного наказания;

6) снятие судимости.

Обращает на себя внимание то, что актами амнистии судимость снимается редко. Таким исключением, например, явился акт амнистии от 12 марта 1997 г. «Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния в связи с вооруженным конфликтом в Чеченской Республике», в соответствии с которым судимость снималась с лиц, освобожденных от отбывания наказания, назначенного за преступления, совершенные в связи с вооруженным конфликтом, и некоторых других категорий лиц, перечень которых приведен в ст. 5 акта амнистии.

В таких случаях, когда актом амнистии не снималась судимость, таковую суды снимали в соответствии со ст. 57 УК РСФСР 1960 г. Такая же возможность предоставлена и ч. 5 ст. 86 УК РФ.

Применение амнистии может носить условный характер. Так, в ст. 4 акта амнистии в связи с 70-летием Великой Октябрьской социалистической революции (18 июня 1987 г.) предписывалось освобождение из мест лишения свободы условно с обязательным привлечением к труду осужденных к лишению свободы на срок до трех лет. Такого рода предписания встречаются относительно редко. В случае совершения таким лицом в течение испытательного срока нового преступления применяются правила назначения наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ).

Амнистия распространяется на женщин, ранее не содержащихся в исправительных учреждениях, имеющих несовершеннолетних детей, детей-инвалидов, беременных, женщин старше 50 лет, инвалидов I и II групп, жен инвалидов, вдов и матерей-одиночек, у которых при защите Отечества погибли мужья и сыновья.

Не амнистируются осужденные за убийство, изнасилование, торговлю несовершеннолетними, терроризм, бандитизм и другие тяжкие и особо тяжкие преступления. В качестве обязательного условия амнистирования предусмотрены осознание вины и положительная характеристика в период отбывания наказания.

Под эту амнистию подпадает около 10 тыс. несовершеннолетних и 14 тыс. женщин. (Прим. ред.)

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67




Рубрики







Яндекс.Метрика