208. Прения сторон и последнее слово подсудимого. Особенности построения адвокатом защитительной речи при коллизионной защите.

Следующий вопрос

208. Прения сторон и последнее слово подсудимого. Особенности построения адвокатом защитительной речи при коллизионной защите.

Статья 292 УПК РТФ определяет содержание и порядок прений сторон.
1. Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый.
2. В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, подсудимый вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон.
3. Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя.
4. Участник прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.
5. Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми.
6. После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику.
7. Лица, указанные в частях первой — третьей настоящей статьи, по окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по вопросам, указанным в пунктах 1 — 6 части первой статьи 299 УПК РФ. Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы.
Статья 293 УПК РФ определяет порядок произнесения последнего слова подсудимого.
1. После окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово. Никакие вопросы к подсудимому во время его последнего слова не допускаются.
2. Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем. При этом председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу.
Особенности построения адвокатом защитительной речи при коллизионной защите заключается в том, чтобы обратить внимание суда на факты признания или установления вины подельников подзащитного, и в то же время привести установленные факты, исключающие виновность подзащитного или вызывающие сомнения в её наличии. Особенно необходимо обратить внимание на такие факты, существование которых подтверждено со стороны подельников. При этом необходимо из всей доказательной базы сделать упор на оправдательные доказательства в отношении своего подзащитного.

При противоречивых показаниях подсудимых адвокат оговорщика в определенных разумных пределах может поддерживать позицию своего подзащитного, так как суд, установив факт глубокого раскаяния, назначает и наказание мягче. А это не безразлично подзащитному. Однако, защищая оговорщика, адвокат обязан соблюдать ряд условий: изыскивать доказательства, которые колеблют, оспаривают обвинение против подзащитного, то есть ослабляют его версию; не опорачивать обстоятельства, благоприятных для других подсудимых.

Признание подсудимого не исключает необходимости исследования и тщательной проверки всех возможных версий преступления. На это в защитительной речи надо обартить внимание, т.к. все эти противоречия по делу будут занесены в протокол, что является базисом для кассационной жалобы при неблагоприятном исходе дела, т.е. при недостижении той цели, которая ставилась при построении линии защиты.

Адвокату следует подвергнуть анализу обвинительные доказательства, свидетельствующие об обоснованности утверждений подзащитного, что преступление совершил другой подсудимый.

Должен ли адвокат оговорщика опровергать версию оговариваемого, показания которого никак не влияют на судьбу подзащитного?

Один подсудимый признает, а другой — отрицает квалифицирующий признак. Должен ли защитник первого подсудимого видеть свою задачу в том, чтобы доказать наличие соучастия, наличие квалифицирующего признака, наличие более тяжкого преступления?

Бесспорно, в интересах защиты, особенно по делам несовершеннолетних, где участвовали и взрослые, адвокат не должен игнорировать такое серьезно влияющее на исход дела обстоятельство, как инициативу в совершении преступления. Но, доказывая второстепенную роль подзащитного, доказывая, что инициатива принадлежала другому подсудимому, адвокат должен пользоваться нравственно оправданными методами. Вынужденно приводимые защитником доводы против другого подсудимого не должны становиться похожими на обвинительную речь прокурора.

Адвокат должен задумывается над тем, что в результате его доводов, приводимых в защитительной речи, направленных на создание благоприятного для подзащитного «фона» путем очернения других подсудимых, он достигает того, что может быть повышена мера наказания не только другим подсудимым, но и подзащитному. Ведь чем выше точка отсчета, тем наказание и для подзащитного строже.

И что печально — этих адвокатов ничто не мучает, ничто не тревожит, так как они не осознают всю безнравственность такой линии защиты.

Стоит отметить, что в суде присяжных такая речь произведет скорее на присяжных скорее отрицательное впечатление, чем положительное, что может повлиять на то, что адвокаты не признают подзащитного такого адвоката заслуживающим снисхождения.

Поэтому необходим при построени защитительной речи учитывать приведенные рекомендации. Лучше когда при подготовке защитительной речи при коллизионной защите все адвокаты согласовывают свою позицию и совместно согласовывают тексты своих защитительных речей.

Следующий вопрос

Отключить рекламу

или дождитесь появления знака закрытия окна в правом нижнем углу. После закрытия окна страница будет полностью доступна.