УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ. ПОСОБИЕ

— давать согласие следователю на обжалование решения прокурора о возвращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктом 2 части первой ст. 221 УПК (подробнее о таком обжаловании уже шла речь в разделе, посвященном следователю);

— возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования.

В случае принятия уголовного дела к своему производству руководитель следственного органа обладает всеми правами следователя или руководителя следственной группы.

7. Указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Такие указания по общему правилу могут быть обжалованы следователем руководителю вышестоящего следственного органа. Исключение составляют случаи, когда указания руководителя следственного органа касаются адресованных следователю требований прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия. Предписание об исполнении таких требований, с которыми руководитель следственного органа солидарен, обжалованию следователем не подлежит.

8. Обжалование следователем указаний своего руководителя не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда они касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения.

9. Разрозненность следственного аппарата, включенность следователей в различные ведомства, их подконтрольность ведомственному начальству, запутанность взаимоотношений следователя с этим начальством, прокуратурой, судом, дознанием и спецслужбами, ослабление прокурорской власти, приниженность следственной службы и неравенство следователей различных ведомств, а также многое другое, характеризующее их положение в обществе и в системе государственной службы, образуют крупную и застарелую проблему, органически связанную с историческими и политическими перепадами в жизни нашего общества и государства в трагическом XX веке. Она производна от еще более масштабной проблемы соотношения судебной, прокурорской, следственной и полицейской властей в демократическом государстве, которая в России также все еще ждет своего решения на научной основе, для чего, конечно, нужны соответствующие условия. Особую роль в этой проблемной ситуации сыграл тот факт, что в нормативных документах понятия «руководитель следственного органа» и «руководитель следственного подразделения» перепутаны, отчего структура предварительного следствия в стране оказалась подобна мотострелковой бригаде, где почти каждый старший по должности — начальник в военизированном ведомстве, причем с надзорными уголовно-процессуальными полномочиями. Между тем понятие «юстиция», к которой формально принадлежит нынешняя следственная служба, имеет иное содержание. На основании действующего УПК проблемы, о которых идет речь, решить невозможно.

13. ОРГАН ДОЗНАНИЯ (СТАТЬЯ 40 УПК)

1. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК к органам дознания относятся органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения) полиции, «…а также иные органы исполнительной власти, наделенные полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности». Формулировка, приведенная в кавычках, неточна: в числе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, исчерпывающий перечень которых установлен ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (он уже приводился нами), имеются и такие, которые к органам дознания отнести нельзя, потому что полномочиями возбудить уголовное дело и расследовать его они не наделены и собственной подследственности не имеют. Это федеральные органы государственной охраны и Служба внешней разведки Российской Федерации.