УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ. ПОСОБИЕ

Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом. Ни в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности, ни в УПК право оперативного сотрудника на применение принудительного вторжения в сферу охраняемых законом прав личности в работе по раскрытию преступлений без судебно-следственного решения не оговорено. Поэтому оперативно-розыскные опросы, обследование помещений, зданий и сооружений, участков местности и транспортных средств, выемка предметов, документов, компьютерной техники и носителей электронной информации без законного юстиционного решения допустимы лишь постольку, поскольку они производятся с согласия лица, которого касаются и беспокоят, а для некоторых комбинационных оперативно-розыскных негласных мероприятий недостаточно и согласия.

Во-вторых, различны результаты. В результате уголовно-процессуальных (следственных) действий добываются фактические данные, имеющие значение доказательств. На их основе разрешается уголовное дело. А в ходе и в результате оперативно-розыскных мероприятий добываются такие данные, которые сами по себе доказательствами не являются. Значение этой информации, которую принято называть ориентирующей, в другом: на ее основе может быть возбуждено уголовное дело, выдвигаются следственные версии, планируется расследование по уголовному делу, определяется круг источников получения судебных доказательств, принимаются меры к розыску скрывшихся от следствия обвиняемых, обнаружению вещественных доказательств, а также имущества, подлежащего аресту, решается ряд других задач, которые, однако, по отношению к уголовно-процессуальному доказыванию, составляющему стержень любого уголовного дела, носят вспомогательный, обеспечивающий характер. Полученная в результате оперативно-розыскных мероприятий информация, а также документы и предметы могут быть использованы в качестве доказательств (источников доказательств) только в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего собирание, проверку и оценку доказательств. Так, например, если в результате оперативно-розыскной деятельности установлено лицо, располагающее ценными сведениями о преступлении, о местонахождении орудия преступления, то в уголовном деле эти результаты могут быть использованы только путем допроса, обыска и последующих следственных действий (осмотра и приобщения к делу обнаруженных при обыске вещественных доказательств и т.п.).

В-третьих, уголовно-процессуальная деятельность осуществляется судом, прокурором, следователем, органом дознания и дознавателем, а оперативно-розыскная — только органом дознания. Таким образом, органы дознания, в частности полиция, осуществляют как оперативно-розыскную, так и уголовно-процессуальную деятельность. В этом исторически сложившемся положении заложен глубокий смысл: в некоторых ситуациях, связанных с замаскированными преступлениями, на определенном этапе производства по уголовному делу закон позволяет сосредоточить в одном органе и скоординировать применение комплекса взаимодополняющих средств и методов раскрытия преступлений. Однако нынешнее полицейское дознание приобрело иное содержание, о чем еще будет сказано несколько позже.

3. РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

Системная совокупность юридических норм, определяющих задачи, принципы, круг участников уголовного процесса, их права и обязанности и регламентирующих порядок возбуждения уголовного дела, предварительного расследования, судебного рассмотрения и разрешения уголовных дел, а также судебную деятельность на стадии исполнения приговоров, называется уголовно-процессуальным правом. Иными словами, уголовно-процессуальное право регулирует уголовный процесс, который в изначальном смысле означает «движение вперед», развитие (от лат. procedure — двигаться вперед). Можно сказать и так: уголовный процесс регулируется уголовно-процессуальным правом; отдельные действия по уголовному делу регламентируются уголовно-процессуальными нормами.