УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ. ПОСОБИЕ

6. Подозреваемый вправе:

— знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;

— давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний;

— пользоваться помощью защитника и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;

— представлять доказательства;

— заявлять ходатайства и отводы;

— давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;

— пользоваться помощью переводчика бесплатно;

— знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания;

— участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

— приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя;

— защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом.

7. Если подозреваемый задержан (эта мера процессуального принуждения рассматривается в разделе 38 нашей книги), ему предоставляется право на один телефонный разговор на русском языке в присутствии дознавателя, следователя в целях уведомления близких родственников, родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения, а дознаватель, следователь не позднее 3 часов с момента доставления задержанного в орган дознания или к следователю обязаны обеспечить реализацию данного права. Но при необходимости сохранения в интересах расследования в тайне факта задержания уведомление по мотивированному постановлению следователя, дознавателя может не производиться, за исключением случаев, если подозреваемый является несовершеннолетним (ч. 3 ст. 46, ч. ч. 1 и 4 ст. 96 УПК). Закон не предусматривает необходимости контролировать содержание телефонного разговора и его продолжительность. И то и другое предопределяется целями разговора (см. выделенное нами). Попытки отклониться от них и сообщить сведения, противоречащие интересам расследования, должны быть пресечены. Представляется, что все сказанное в полной мере относится и к тому, кто задержанию на основании ст. 91 УПК не подвергался, а «сразу» заключен под стражу в качестве подозреваемого или обвиняемого на основании судебного решения о применении меры пресечения (ст. 108 УПК). И юридический, и нравственный смысл «одного звонка из-под стражи» во всех случаях одинаков.

8. Подозреваемого как законного участника процесса не следует путать с лицом, в отношении которого имеются определенные сведения (доказательства) о его причастности к преступлению, однако ни задержание такого лица не производилось, ни мера пресечения в отношении его не применялась, а уголовное дело возбуждено не в отношении конкретного лица, а по признакам объективной стороны преступления, и ничья фамилия в постановлении о его возбуждении не указана. Словом, речь идет о «фигуранте», лице, с которым связана обвинительная (следственная или оперативно-розыскная) версия, быть может, одна из многих. Такое лицо — подозреваемый в психологическом смысле и никто — в юридическом. Пока оно не задержано, пока в отношении его не избрана мера пресечения — в отношении его уголовное преследование не начато. Такой «подозреваемый» не может подвергаться никаким мерам принуждения, сколь бы ни была сильна субъективная уверенность следователя в причастности данного лица к совершению преступления.