УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ. ПОСОБИЕ

а) о признании обжалуемого действия (бездействия) или решения незаконным или необоснованным и об обязанности соответствующего должностного лица устранить допущенное нарушение;

б) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Копии постановления судьи направляются заявителю и прокурору.

5. В применении правового института судебного обжалования следственно-прокурорских решений по уголовному делу наметилась спорная тенденция. Определением Конституционного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. по делу о проверке конституционности ст. ст. 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда РФ и жалобами ряда граждан 1 признано, что лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, вправе обжаловать в суд решение органа расследования или прокурора о таком возбуждении. В теоретическом отношении данная позиция спорна. Решение о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица означает начало уголовного преследования данного лица, которое с этого момента становится подозреваемым, имеющим комплекс прав на защиту. Судебная проверка законности и обоснованности этого процессуального акта с возможной его отменой является вмешательством судебной власти в осуществление законной прерогативы (исключительной компетенции) органов уголовного преследования, нарушением закрепленного в ст. 15 УПК принципа разделения процессуальных функций. Следующим шагом на этом пути логически мыслится признание за лицом права на судебное обжалование следственного постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, а затем и обвинительного заключения, а также решения прокурора о направлении уголовного дела в суд. Такой «контрпроцесс» способен парализовать функцию уголовного преследования и тем разбалансировать уголовное судопроизводство. Суд не может и не должен проверять законность и обоснованность актов уголовного преследования иначе как путем судебного разбирательства по уголовному делу, поступившему в суд, принятому им к производству и назначенному к слушанию в первой инстанции. А многоинстанционная (сначала: следователь — руководитель следственного органа — прокурор, а затем: суд первой инстанции — суд апелляционной инстанции, суд кассационной и надзорной инстанций) полемика по неотложному по своей сущности вопросу, возбудить ли уголовное дело, может длиться многими месяцами ( Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. № 10. С. 16 — 17), в результате чего сам вопрос теряет смысл.

1 Российская газета. 2003. 15 янв.

Особенно острой гранью данный вопрос разворачивается по делам о мошенничестве и некоторых других преступлениях, совершаемых в сфере экономических отношений, исчерпывающий перечень которых уже приводился при характеристике уголовных дел частно-публичного обвинения (ч. 3 ст. 20 УПК), возбуждаемых только по заявлению потерпевшего в частно-предпринимательских отношениях в отношении совершенно определенного (говорят — конкретного) лица. Если суд по жалобе такого лица принимает и провозглашает решение об отказе в удовлетворении жалобы подозреваемого о возбуждении уголовного дела, например, в связи с полным отрицанием своей виновности в совершении преступления, суд, разъясняя жалобщику суть принятого решения, обязан объявить ему примерно следующее: «В удовлетворении вашей жалобы отказано, поскольку решение органов расследования в возбуждении против вас уголовного дела в мошенничестве судом признано законным и обоснованным». Такое разъяснение с неизбежностью ассоциируется с предъявлением судебной властью обвинения конкретному лицу, что невозможно признать нормальным, естественным, соответствующим исходным началом правосудия по уголовным делам.