УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС В ВОПРОСАХ И ОТВЕТАХ. ПОСОБИЕ

Четвертое правило, согласно которому обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, воспроизводится в ч. 4 ст. 302 УПК. Здесь оно развивается в виде следующего продолжения: «…и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств». Предположения, мнения, умозаключения, догадки, сколь бы вескими и остроумными они ни были и кому бы они ни принадлежали, при решении по уголовному делу основного вопроса — о виновности — вообще не принимаются во внимание. Значение этой «информации к размышлению» в качестве доказательства юридически ничтожно. Так, если после ухода одного из двух находившихся в помещении человек другой тут же обнаружил пропажу денег или вещей, отнюдь не лишенный логики и здравого смысла обыденный вывод «больше некому» сам по себе не может служить основанием ни для признания первого виновным в краже, ни даже для предъявления обвинения, ареста или задержания по подозрению в преступлении. Это всего лишь основание для розыскной и следственной версий.

Теория уголовного процесса знает еще одно, пятое, правило, вытекающее из презумпции невиновности. Согласно данному правилу недоказанная виновность юридически равнозначна доказанной невиновности. Уголовному процессу неизвестна фигура оставшегося под подозрением в юридическом смысле. Гражданин, виновность которого не доказана, так же, как и гражданин, чья невиновность доказана бесспорно, является реабилитированным. Сомнения следователя, прокурора, суда в его виновности/невиновности, а возможно, и субъективная уверенность в его виновности остаются за рамками правоотношений. Такой гражданин считается жертвой судебной или следственной (или и судебной, и следственной) ошибки со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как и любой другой реабилитированный, он вправе рассчитывать на полное восстановление своего доброго имени, прежних прав во всех сферах, имеющих юридическую основу (трудовой, пенсионной), а также воинского, специального и иного звания, которых был лишен в связи с привлечением к уголовной ответственности, на возвращение наград и вообще всего изъятого по уголовному делу и на возмещение имущественного и компенсацию морального вреда.

4. Согласно ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Данная норма в качестве принципа уголовного судопроизводства воспроизводится в ч. 1 ст. 15 УПК в следующей формулировке: «Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон». В этом положении содержится глубочайший юридический смысл. Судить — значит разрешать правовой спор сторон, наделенных одинаковыми правами, присуждая победу одной стороне и поражение — другой. Без состязательности равноправных сторон нет суда, нет и правосудия. Этот принцип свойствен не только уголовному, но и гражданскому, арбитражному, административному и конституционному судопроизводству; он является душой любого судебного процесса. В развитие принципа состязательности часть вторая ст. 15 УПК установила, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо: на органы, осуществляющие уголовное преследование, не может быть возложена функция защиты и разрешения уголовного дела; на сторону защиты не может быть, естественно, возложена функция обвинения и разрешения уголовного дела, а суд не может осуществлять ни функцию уголовного преследования, ни функцию защиты.