Исполнительное производство. Учебник

 

1 Приказ Министерства юстиции РФ от 3 августа 1999 г. № 226 «Об утверждении Инструкции о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействия судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению установленного порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности».

Нетрудно заметить, что ни на кого из перечисленных выше участников процедуры выселения или вселения не возлагается прямой обязанности по непосредственному (техническому) исполнению исполнительного документа, состоящему, в частности, во вскрытии дверей с последующим монтажом запирающих устройств, а если речь идет о выселении, то дополнительно в освобождении помещения от имущества должника, в его перевозке и т.д. А между тем на практике указанный аспект принудительного исполнения соответствующих требований является одним из наиболее не урегулированных правовыми нормами, что в конечном счете влечет переложение бремени решения подобного рода вопросов на взыскателя.

Тем удивительнее выглядит положение, наделяющее судебного пристава-исполнителя правом при необходимости вскрывать помещения (ч. 2 ст. 12 Закона о судебных приставах). Хотя Закон об исполнительном производстве и обходит данный вопрос стороной, но вполне очевидно, что пристав-исполнитель не располагает соответствующими техническими и организационными средствами для надлежащего совершения указанных действий.

Сложившаяся ситуация не может быть признана оптимальной по целому ряду причин, основной из которых выступает умаление законного интереса взыскателя к правильному и своевременному исполнению исполнительного документа, что в итоге осложняет решение стоящих перед исполнительным производством задач 1 .

 

1 Статья 2 Закона об исполнительном производстве.

Вполне оправданным, на наш взгляд, стало бы возложение обязанности по техническому исполнению требований о выселении (вселении) на судебных приставов по ОУПДС, для чего необходимо обеспечить их соответствующими материально-техническими ресурсами.

В юридической литературе в свое время высказывались предложения относительно создания специализированной службы, которая бы занималась техническим обеспечением исполнения решений 1 . Подобные инициативы едва ли должны найти поддержку, поскольку требуют значительных финансовых затрат, связанных с созданием и организацией деятельности дополнительной структуры, а самое главное, не учитывают того обстоятельства, что исполнение юрисдикционного акта — это задача именно судебных приставов (ст. 1 Закона о судебных приставах). Причем исполнение должно быть не номинальным, а фактическим.

 

1 Диордиева О.Н. Исполнение решений судов по жилищным делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 1.

Судебный пристав-исполнитель факт вселения взыскателя оформляет актом о вселении, а факт выселения должника — актом о выселении и описи имущества, которые выступают основанием для окончания исполнительного производства в связи с фактическим исполнением требований, содержащихся в исполнительном документе (ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве).

В необходимых случаях судебный пристав-исполнитель обеспечивает хранение имущества выселенного должника с возложением на него понесенных расходов. Если в течение двух месяцев со дня выселения должник не забрал указанное имущество, то судебный пристав-исполнитель после предупреждения должника в письменной форме передает указанное имущество на реализацию в порядке, установленном Законом об исполнительном производстве. Вырученные от реализации имущества должника и оставшиеся после возмещения расходов по исполнению денежные средства возвращаются должнику. Не востребованные должником денежные средства хранятся на депозитном счете подразделения судебных приставов в течение трех лет. По истечении данного срока указанные денежные средства перечисляются в федеральный бюджет.