Исполнительное производство. Учебник

В юридической литературе по арбитражному и гражданскому процессу институт процессуальных сроков характеризуется, как правило, по сложившейся и остающейся неизменной на протяжении десятилетий схеме: понятие — виды — определение процессуальных сроков — их исчисление (начало и окончание течения) — пропуск процессуальных сроков и его последствия — приостановление течения — восстановление и продление процессуальных сроков.

Вместе с тем взгляд на институт процессуальных сроков в науках гражданского процессуального и арбитражного процессуального права в ходе их развития не оставался одним и тем же. Процессуальным срокам на тех или иных этапах эволюции данного института отечественные процессуалисты придавали неодинаковое значение; неодинаковыми были и те цели, которыми, как они полагали, следует ограничивать совершение процессуальных действий во времени.

Последовательное рассмотрение истории развития отечественного процессуального права позволяет проследить, как трансформировались подходы исследователей к институту процессуальных сроков. При этом за отправную точку такого анализа целесообразно взять эпоху, начавшуюся со времени подготовки и проведения судебной реформы 1864 г. и завершившуюся в начале XX в.

Величайшим достижением реформ Александра II в сфере гражданского судоустройства и судопроизводства следует признать выработку Судебных уставов 1864 г., среди которых особое место наряду с Учреждением судебных установлений занял Устав гражданского судопроизводства от 20 ноября 1864 г. Он стал результатом многолетнего труда ведущих представителей науки гражданского процессуального права и юристов-практиков Российской империи. Устав гражданского судопроизводства — несомненно ярчайшее достижение гражданского процессуального законодательства. Он, по сути, выступил рецепцией ряда прогрессивных установлений западноевропейского судопроизводства (в частности, французского Code de civile).

Е.В. Исаева отмечает, что к «главнейшим недостаткам судопроизводства по своду 1857 года» были, среди прочего, отнесены: 1) «продолжительность и разнообразие сроков на явку в суд и на подачу возражений, опровержений, частных и апелляционных жалоб»; 2) «недостаток правил порядка сокращенного, коему должны быть подчинены дела простые и малоценные»; 3) «многочисленность судебных инстанций, замедляющих, по самому учреждению своему, ход дел» 1 .

 

1 Исаева Е.В. Процессуальные сроки в гражданском и арбитражном процессе. М., 2005. С. 3.

Анализ юридической литературы исследуемого периода дает основание для вывода о том, что в дореволюционной процессуально-правовой доктрине после принятия Устава гражданского судопроизводства 20 ноября 1864 г. в основе своей сложилась целостная система взглядов на институт процессуальных сроков.

Большинство ученых придавало процессуальным срокам значение средств упорядочения совершения процессуальных действий и обеспечения быстроты судопроизводства. Так, К. Малышев, исследуя вопрос о «времени действий в процессе», указывал, что каждое такое действие «необходимо совершается во времени. В видах порядка и быстроты в движении процесса весьма важно определить это время, потому что иначе открылся бы хаос в таком деле, где все должно быть рассчитано на порядок и быстроту» 1 . Аналогичной точки зрения придерживался Т.М. Яблочков, полагавший, что «в интересах порядка и быстроты производства закон ограничивает совершение процессуальных действий сроками» 2 . По мнению Е.В. Васьковского, «цель ограничения процессуальных прав сроками — упорядочение и ускорение производства. Если бы дозволить каждому тяжущемуся совершать процессуальные действия, когда ему заблагорассудится, то периоды нагромождения процессуальных действий сменялись бы периодами полного бездействия тяжущихся, особенно той стороны, которой желательно оттянуть разрешение дела, и в результате получились бы хаотичность и медленность производства» 3 .