Международный арбитражный и гражданский процесс

С учетом приведенных определений представляется весьма обоснованным считать, что арбитражное соглашение — это:

а) средство для защиты права. Защита гражданских прав — рычаг для восстановления нарушенного гражданского оборота; применение данного инструмента допустимо только в предусмотренном законом порядке, т.е. путем использования надлежащей формы, средств и способов защиты гражданских прав 154 .

 

154 Рожкова М.А. Мировое соглашение в арбитражном суде: проблемы теории и практики. М.: Статут, 2004. С. 8.

Арбитражное соглашение, являясь договором, в отличие от иных соглашений направлено на защиту субъективных гражданских прав участников внешнеэкономической сделки. Право на защиту проявляется лишь в ситуациях, когда кто-то оспаривает или нарушает субъективное гражданское право. То есть реально право на защиту начинает функционировать в момент нарушения или оспаривания субъективных гражданских прав. Своим соглашением стороны могут не только установить форму защиты права: юрисдикционную (которая осуществляется уполномоченными государством органами) или неюрисдикционную (которая осуществляется гражданами и организациями самостоятельно, без обращения за помощью к уполномоченным государством органам), но и конкретизировать юрисдикционную форму защиты права. Здесь речь идет об определении соглашением сторон компетентного судебного органа;

б) двусторонняя сделка, т.е. гражданско-правовой договор.

Вопрос о том, является арбитражное соглашение гражданско-правовой сделкой с процессуальным содержанием и процессуальными последствиями или нет, имеет практические правовые последствия. Это касается прежде всего возможности применения к квалификации правоотношений, возникающих вследствие заключения арбитражного соглашения, гражданско-правовых и гражданско-процессуальных норм, регулирующих договоры и последствия их недействительности.

В судебно-арбитражной практике имеются случаи, когда суды, опираясь на нормы гражданского законодательства, регулирующего условия действительности гражданско-правовых сделок, квалифицируют арбитражное соглашение как гражданско-правовую сделку, влекущую за собой определенные процессуальные последствия. Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 10.04.2001 № 3515/00 признал недействительным арбитражное соглашение (оговорку) о передаче спора в МКАС в силу ст. 168 ГК РФ, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона и иных правовых актов, ничтожна.

Вместе с тем имеются и противоположные судебные решения, в которых суды высказываются о том, что арбитражное соглашение не является гражданско-правовой сделкой 155 ;

в) сделка, которая заключается между контрагентами, уже связанными частноправовым соглашением. Признание арбитражного соглашения как частноправового договора важно с точки зрения возможности применения различных норм гражданского законодательства, регулирующих порядок заключения, исполнения и прекращения договорных правоотношений;

г) сделка, в силу которой одна или обе стороны отказываются от использования государственной формы защиты;

д) сделка, мотивом к заключению которой является намерение сторон подчинить возникший или могущий возникнуть спор международному коммерческому арбитражу;

е) взаимная сделка, т.е. права и обязанности возникают как у одной, так и у другой стороны арбитражного соглашения;

ж) сделка с особым правовым статусом. Особый правовой статус арбитражного соглашения объясняется его процессуальным характером, а именно стороны добровольно принимают на себя обязательства о подчинении возникшего из контракта спора именно коммерческому арбитражу, исключая компетенцию иных юрисдикционных органов. В данном случае прослеживается пророгационное и дерогационное действие арбитражного соглашения.