Международный арбитражный и гражданский процесс

 

155 Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 1999 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 7. С. 10.

Особенность пророгационного действия состоит в установлении компетенции арбитража по разрешению настоящего или будущего спора между сторонами договора. После заключения юридически доброкачественного арбитражного соглашения ни одна из сторон в отдельности не может отказаться от него в одностороннем порядке. Уклонение стороны от участия в арбитражном разбирательстве в соответствии с универсальным правовым принципом pacta su№t serva№da (договоры должны соблюдаться) не исключает возможности рассмотрения спора арбитражем и вынесения решения.

Процедура рассмотрения международным коммерческим арбитражем вопроса о наличии у него компетенции рассматривать спор носит характер самостоятельной стадии.

Компетенция международного коммерческого арбитража по рассмотрению споров между хозяйствующими субъектами исходит из воли сторон, выраженной в арбитражном соглашении, и зависит от ряда факторов:

— во-первых, от права, применимого к арбитражному соглашению;

— во-вторых, от права места проведения арбитража;

— в-третьих, от права страны, в которой может быть заявлено ходатайство о признании и приведении арбитражного решения в исполнение. В этом состоит основное отличие арбитража от судов общей и специальной юрисдикции, компетенция которых напрямую связана с процессуальным законодательством соответствующего государства.

Дерогационное действие арбитражного соглашения состоит в исключении урегулирования этого спора из юрисдикции государственных судов, т.е. существование арбитражного соглашения лишает суд его юрисдикции; судья становится некомпетентным, когда ответчик ссылается на арбитражное соглашение. Зачастую такое намерение сторон конкретно выражено в тексте самих арбитражных оговорок с использованием следующих формулировок: «с исключением подсудности государственных судов», «с исключением подсудности общих судов» и т.п.

Пункт 3 ст. II Нью-Йоркской конвенции 1958 г. устанавливает, что, если иск поступает в государственный суд при наличии заключенного арбитражного соглашения, суд должен по ходатайству одной из сторон спора направить стороны в арбитраж при условии, если он не установит, что данное соглашение недействительно, либо утратило силу, либо не может быть исполнено. Таким образом, Нью-Йоркская конвенция 1958 г. в общей форме устанавливает обязанность государственного суда не рассматривать по существу иск по спору относительно заключенного арбитражного соглашения, поскольку в этом случае у государственного суда отсутствует компетенция на его рассмотрение.

Аналогичное правило закреплено в пп. 5 п. 1 ст. 148 АПК РФ, а именно арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.