Международный арбитражный и гражданский процесс

— признания и пересылки документов;

— выдачи преступников и другим видам помощи по уголовным делам.

По содержанию все договоры о правовой помощи близки друг к другу, как правило, схожи по содержанию, и многие нормы повторяют друг друга. Это связано с тем, что в Министерстве юстиции РФ выработан проект международного договора о правовой помощи по вопросам гражданского процесса, который предлагается другим государствам для обсуждения и дальнейшего заключения.

Таким образом, в настоящее время для Российской Федерации действует система договоров о правовой помощи, в которых решается целый комплекс вопросов, касающихся сотрудничества органов юстиции и прокуратуры, а также охраны прав граждан.

2.4. Роль постановлений высших судебных инстанций

Российской Федерации в международном гражданском процессе

Важную роль в системе источников международного гражданского процесса играют Постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ныне Верховного Суда Российской Федерации) и Верховного Суда Российской Федерации.

Как отмечает В.А. Канашевский, «практику таких разъяснений, учитывая особую правовую природу международных договоров, можно только приветствовать… аналогичные разъяснения были бы полезны и для системы судов общей юрисдикции» 28 .

 

28 Канашевский В.А. Международное частное право. М.: Междунар. отношения, 2006.

В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса» арбитражным судам дано следующее разъяснение: «Арбитражный суд применяет вступившие в силу и должным образом доведенные до всеобщего сведения международные договоры Российской Федерации — международно-правовые соглашения, заключенные Российской Федерацией с иностранным(и) государством(ами) либо с международной организацией в письменной форме независимо от того, содержатся такие соглашения в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от их конкретного наименования.

Кроме того, Российская Федерация в лице компетентных органов государственной власти выражает согласие на обязательность для нее международного договора путем: подписания договора; обмена документами, образующими договор; ратификации договора; утверждения договора; принятия договора; присоединения к договору; применения любого другого способа выражения согласия, о котором условились договаривающиеся стороны» (ст. 6 Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации»).

К сожалению, актов Верховного Суда Российской Федерации, содержащих положения о применении норм международного права, недостаточно.

Существует Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», где судам общей юрисдикции разъясняются некоторые вопросы применения норм международного права, а именно в п. 5 указано следующее: «Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Этой же конституционной нормой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.