Международное инвестиционное право

Личный закон физического или юридического лица определяется на основании коллизионных норм (статьи 1195 и 1202 ГК РФ), носящих императивный характер. Это означает, что стороны правоотношения по соглашению между собой не вправе его изменить.

Компании «Авеню Лимитед», «Сантел Лимитед», «Джанао Пропертиз Лимитед» обратились в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с иском о признании недействительным соглашения акционеров, которое было направлено на урегулирование отношений по управлению ОАО «Мегафон», на согласование порядка продажи акций и по иным вопросам, касающимся правоспособности такого общества. При этом сторонами соглашения было выбрано законодательство Швеции в качестве применимого права к гражданско-правовому положению юридического лица.

Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования были удовлетворены. Арбитражные суды отметили, что определение внутренних (корпоративных) отношений, в том числе внутренних отношений юридического лица и его участников и участников между собой, может осуществляться с применением исключительно норм законодательства места учреждения (инкорпорации) юридического лица. Любые исключения из личного закона юридического лица допустимы лишь в случае, если это предусмотрено национальным законодательством. Изложенная в соглашении акционеров оговорка о применимом праве при рассмотрении спора о недействительности такого соглашения либо иных споров, вытекающих из договора, носит договорной характер и имеет силу только в отношении сторон договора, подписавших его. Положения рассматриваемого соглашения по распоряжению акционерами своими правами по своему характеру являются отказом от прав, предоставленных им в соответствии с законодательством Российской Федерации. Такое установление противоречит части 3 статьи 55 Конституции РФ, пункту 2 статьи 1 и пункту 2 статьи 9 ГК РФ и является ничем иным, как прямым вмешательством в суверенные права государства, нарушением конституционных принципов российского права, основ правопорядка Российской Федерации.

На основании вышеизложенного выбор участниками соглашения акционеров в качестве применимого права законодательства Швеции к вопросам статуса юридического лица был признан противоречащим публичному порядку Российской Федерации, его праву, а соответствующие положения соглашения акционеров — недействительными в силу ничтожности 349 .

 

349 Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31 марта 2006 г. по делу № Ф04-2109/2005 .

Личный закон физического лица может быть определен на основании двух критериев. Первый, который получил наибольшее распространение и применяется в странах континентальной Европы, включая и Российскую Федерацию, основан на гражданстве лица. Так, личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет (пункт 1 статьи 1195 ГК РФ). Статья 2 Федерального закона от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» рассматривает в качестве иностранного инвестора иностранного гражданина, гражданская правоспособность и дееспособность которого определяются в соответствии с законодательством государства его гражданства и который вправе в соответствии с законодательством указанного государства осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации.