Международное инвестиционное право

В 1996 г. Правительство Пакистана уведомило швейцарскую фирму о расторжении контракта. Оспаривая правомерность такого поведения, швейцарская фирма обратилась сначала в судебные инстанции в Швейцарии, а затем в МЦУИС, ссылаясь на двусторонний международный договор 1995 г. между Швейцарской конфедерацией и Пакистаном, который закреплял юрисдикцию МЦУИС в случае нарушения одной из сторон положений этого договора. В нем было установлено, что любое государство будет постоянно гарантировать соблюдение своих обязательств в отношении осуществления капиталовложений иностранными инвесторами другого государства (umbrella clause, elevator clause, mirror clause).

Однако арбитраж МЦУИС провел различие между нарушением международного договора и контракта, отметив, что государство может нарушить международный договор без какого-либо нарушения контракта и наоборот. При толковании статьи 11 двустороннего международного договора он пришел к выводу, что эта статья не поднимает «нарушение контракта» до «нарушения международного договора», хотя в принципе это не означает, что государства не могут прямо предусмотреть подобное положение в договоре. Как следствие, арбитраж МЦУИС констатировал свою юрисдикцию по спорам, вытекающим из международного договора, и указал на неподсудность ему споров, связанных с нарушением контракта об оказании услуг по предварительному инспектированию.

Если административные, финансовые и иные подобные им отношения, основанные на властном подчинении одной стороны другой, всегда регулируются национальным правом принимающего государства, то гражданские отношения, осложненные иностранным элементом, относятся к сфере действия международного частного права, которое допускает применение иностранного права к указанным отношениям. В частности, стороны инвестиционного договора могут при его заключении или в последующем выбрать по соглашению сторон между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по такому договору (пункт 1 статьи 1210 ГК РФ).

К примеру, в сервисном контракте от 7 августа 1974 г. между национальной иранской нефтяной компанией №IOC и компанией Ultramer в статье 25 было предусмотрено право Ирана в качестве применимого права, а в СРП от 13 октября 1978 г. между индонезийским государственным предприятием Pertami№a и Esso Summatera I№c., Mobil A№dalas I№c. в пункте 2.1 — право Индонезии 388 . Для СРП, заключенных в России до вступления в силу Федерального закона от 30 декабря 1995 г. № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции» (проекты «Сахалин-1», «Сахалин-2», «Харьягинское месторождение»), применимым правом является иностранное право (соответственно, право Англии, право США и право Швеции) 389 .

 

388 Delaume G. Tra№s№atio№al Co№tracts — Applicable Law a№d Settleme№t of Disputes. №.Y., 1992. P. 21.

389 Правовые проблемы нефтегазового комплекса: Сб. науч. тр. / Под общ. ред. М.И. Клеандрова, Р.Н. Салиевой. Тюмень, 2004. С. 189.

Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела (пункт 2 статьи 1210 ГК РФ). В частности, оно считается заключенным, если стороны спорного правоотношения при обосновании своих требований и возражений (например, в исковом заявлении и отзыве на него) ссылались на одно и то же применимое право.