Международное инвестиционное право

2) дополнительные (вспомогательные) инвестиционные отношения — иные отношения, тесно связанные с отношениями по вложению инвестиций. К ним, в частности, относятся административные и финансовые отношения между инвесторами и уполномоченными органами власти, в рамках которых обеспечивается соблюдение установленных ограничений (требований) и предоставление стимулирующих средств для инвесторов.

В зависимости от вида отношения (гражданского, административного и т.п.) правовое регулирование инвестиционной деятельности осуществляется с использованием различных методов. В этой связи собственный (самостоятельный) метод инвестиционного права отсутствует.

Субъектами инвестиционного права могут быть любые физические и юридические лица, а также иные субъекты, обладающие необходимой гражданской, административной или иной правосубъектностью (государства, международные организации и т.д.). При этом инвестор как лицо, осуществляющее вложение инвестиции, является обязательным субъектом инвестиционного правоотношения, тогда как другие лица (заказчики, подрядчики, пользователи и др.) выступают лишь в качестве его контрагентов — другой стороны в инвестиционном правоотношении.

Основаниями возникновения инвестиционных правоотношений могут быть различные юридические факты, и в первую очередь инвестиционные договоры и другие сделки, возлагающие на одну из сторон правоотношения — инвестора — обязанность по вложению инвестиций. В сфере административного и финансового права принимаются различного рода индивидуальные правовые акты субъектов исполнительной власти, которые порождают и главным образом определяют содержание тех или иных инвестиционных отношений административно- или финансово-правового характера.

В состав инвестиционного права входят многообразные нормы, которые содержатся в различных источниках (многосторонних и двусторонних международных договорах, нормативных правовых актах, обычаях, документах международных организаций и т.д.) и относятся к различным отраслям права (гражданского, административного, финансового и т.д.). Другими словами, правовое регулирование инвестиционных отношений носит комплексный (межотраслевой) характер.

В настоящее время такое положение получило всеобщее признание в юридической науке 12 (А.Г. Богатырев, Н.Г. Доронина, А.В. Кирин, М.И. Кулагин, А.В. Майфат, С.П. Мороз, В.В. Силкин и др.). Дискуссия ведется лишь в отношении существования комплексных отраслей права как таковых. Одни ученые рассматривают инвестиционное право как комплексную отрасль права; другие, напротив, отрицают существование комплексных отраслей в российской системе права и потому относят инвестиционное право, точнее инвестиционное законодательство, к комплексной отрасли российского законодательства.

 

12 См., например: Богатырев А.Г. Государственно-правовой механизм регулирования инвестиционных отношений: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук: 12.00.01. М., 1996. С. 8; Доронина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций (постановка проблем и варианты решений): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук: 12.00.03. М., 1996. С. 15, 37; Кирин А.В. Правовые основы отношений государства и инвесторов. М., 1998. С. 18 — 20; Майфат А.В. Указ. соч. С. 36, 37; Мороз С.П. Указ. соч. С. 66.

Как известно, идея комплексных отраслей права была выдвинута В.К. Райхером. Они, по его мнению, в отличие от основных отраслей права, формируются в иной плоскости с учетом наличия достаточного числа соответствующих норм права в этой отрасли и большого их политического, хозяйственного или иного значения 13 . С.С. Алексеев в своей известной работе «Структура советского права» (М., 1975) также указывал на наличие в правовой системе специфической, «наслаивающей» структуры — вторичных, комплексных образований, состоящих из специальных, согласованных между собой норм (в том числе комплексных отраслей права) 14 . Однако большинство других ученых выступили против комплексных отраслей права 15 .