Защита социальных прав в Европейском суде по правам человека

Видимо, сложность ответа на эти вопросы побудила члена Совета Федерации Александра Торшина внести в Государственную Думу проект Федерального конституционного закона n 564346-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и проект Закона n 564315-5 «О внесении изменений в статью 415 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статью 312 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» 35 . Согласно предложенным изменениям, которые приняты Государственной Думой в первом чтении, суд наделяется правом обращения с запросом в Конституционный Суд о проверке конституционности закона, подлежащего применению им в указанном деле, в том числе в связи с принятием межгосударственным органом по защите прав и свобод человека решения, в котором установлено нарушение положений международного договора Российской Федерации, связанное с применением закона, не соответствующего положениям международного договора Российской Федерации. Таким образом, автор законопроекта предлагает отказаться от «обязательной юрисдикции» Европейского суда и предоставить Конституционному Суду право по сути пересмотра решений ЕСПЧ.

 

35 Официальный сайт ГД РФ: http://asozd2.duma.gov.ru/ ( 12.11.2013).

Данные законопроекты вызвали справедливую критику со стороны ученых и практиков 36 , которые полагают, что подобные изменения губительно скажутся на уровне защиты прав человека в России.

 

36 , например: Шульга Р.Ю. Неправительственные правозащитные организации в свете реализации права на справедливое судебное разбирательство // Актуальные проблемы гуманитарных и социальных исследований. Материалы IX Региональной научной конференции молодых ученых Сибири в области гуманитарных и социальных наук / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2011. С. 164; Ермолаева Н. Мина замедленного действия // Адвокатская газета. 2011. n 14; Пушкарская Анна. Страсбург предстанет перед высшим судом Российским Конституционным // Коммерсант. 20.06.2011.

Очевидно, что данный законопроект предлагает слишком радикальный метод решения проблемы обязательности решений Европейского суда и их соотношения с решениями Конституционного Суда РФ. Решение же возникших сложностей в реализации постановлений ЕСПЧ в связи с принятием решения по делу К. Маркина должно было быть обдуманным, соответствовать как Конституции России, так и принципам, закрепленным в Европейской конвенции по правам человека. Интересно отметить, что в уже цитированном Определении Санкт-Петербургского гарнизонного военного суда Определением от 30 августа 2012 года, которым К. Маркину было отказано в пересмотре дела в связи с новыми обстоятельствами, нет решения данной коллизии. Военный суд теоретически мог в соответствии со ст. 15 Конституции еще раз утвердить приоритет Конституции РФ над Европейской конвенцией и, следовательно, приоритет правовых позиций Конституционного Суда РФ. Полагаем, воздержание Военного суда от подобного шага — это очень позитивное явление, которое говорит о том, что судебные власти ищут компромисса. Суд отметил, что разрешение конституционно-правовых и конвенциональных проблем в части взаимосвязи положений Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выраженных в том числе в решениях Конституционного Суда Российской Федерации и ЕСПЧ по данному делу… не входят в компетенцию гарнизонного военного суда при решении вопроса о необходимости пересмотра судебного решения по делу Маркина по новым обстоятельствам, в связи с чем не являются предметом рассмотрения и оценки по данному делу 37 .