Защита социальных прав в Европейском суде по правам человека

2.3. Дела о дискриминации против России.

Рассмотрим два наиболее ярких дела о дискриминации в области трудовых и связанных с ними отношений против России. Дело «Даниленков и другие против России» 81 , рассмотренное Европейский судом 30.07.2009 (через 8 лет после подачи жалобы), представляет собой яркую иллюстрацию неэффективности защиты от дискриминации в России.

 

81 Chamber judgment Danilenkov and Others v. Russia 30.07.2009, http://hudoc.ECtHR.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-93854.

Заявители были сотрудниками ЗАО «Морской торговый порт Калининград» и членами профсоюзной организация Российского профсоюза докеров (РПД). 14 октября 1997 г. РПД начал двухнедельную забастовку за повышение оплаты труда, улучшение условий труда и обеспечение страхования и здоровья. Забастовка не привела к желаемому результату и была прекращена 28 октября 1997 года.

Заявители утверждали, что с 28 октября 1997 г. руководство Калининградского порта преследовало членов РПД, чтобы наказать их за забастовку, и пыталось заставить их выйти из профсоюза.

В последующий период члены РПД были переведены в специальные рабочие группы, многие работники их числа членов данного профсоюза были переведены на режим неполного рабочего дня или сокращены в результате организационных изменений, осуществленных работодателем.

Заявители обжаловали действия работодателя по отношению к конкретным работникам, а также просили признать действия работодателя дискриминацией. Несмотря на то что многие незаконные акты работодателя были отменены, обвинения в дискриминации были неоднократно отклонены судами на том основании, что заявители не доказали дискриминационных намерений со стороны администрации порта. Некоторые гражданские суды отмечали, что дискриминация может быть установлена только в рамках уголовного судопроизводства. Европейский суд отметил, что заявители не получили должной защиты от дискриминации, хотя российское право в соответствующее время предусматривало запрет на дискриминацию на основании принадлежности или непринадлежности к профсоюзу (статья 9 Закона о профессиональных союзах). В соответствии с национальным правом жалоба заявителей на дискриминацию могла быть рассмотрена судом на основании общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации (статья 11 — 12) и специальных норм, содержащихся в статье 29 Закона о профессиональных союзах (пар. 132).

Правительство отмечало, что в рассматриваемый период организация-работодатель не относилась к государственному имуществу, поэтому Российская Федерация не может быть ответственной за нарушения прав заявителей. Суд возразил, указав, что Российская Федерация в любом случае понесет ответственность, поскольку нарушения, на которые ссылались заявители, возникли в связи с необеспечением со стороны государства защиты прав заявителей, предусмотренных статьей 11 Конвенции, в соответствии с национальным законодательством (пар. 120).

Европейский суд признал, что заявители получили государственную защиту в отношении одноразовых мер, принятых работодателем, которые они рассматривали как нарушение их прав, но не получили эффективной защиты от дискриминационного отношения работодателя в целом.

Суд подчеркнул важность возможности обжаловать дискриминационное отношение и реализовать право на обращение в суд с целью возмещения ущерба и использование других средств защиты. ЕСПЧ сделал очень важный для российской практики вывод о том, что государства обязаны в соответствии со статьями 11 и 14 Конвенции устанавливать судебную систему, которая бы обеспечила реальную и эффективную защиту от антипрофсоюзной дискриминации. Суд установил, что Российская Федерация не выполнила это обязательство, и признал нарушения статьи 14 Конвенции в сочетании со статьей 11.