Защита социальных прав в Европейском суде по правам человека

 

85 выше: сноска 9.

Большая палата ЕСПЧ признала традиционно широкую степень усмотрения государств в вопросах, относящихся к национальной безопасности в целом и к вооруженным силам. Суд отметил, что допускает установление больших ограничений для военнослужащих, чем для гражданских. В частности, в деле Engel and Others 86 суд признал, что дисциплинарная санкция в виде лишения свободы, налагаемая лишь на военнослужащих, не противоречит Конвенции и не является дискриминацией военнослужащих по сравнению с гражданскими работниками. При этом, отметил Суд, возможные ограничения прав военнослужащих должны отвечать требованию разумной соразмерности между установленными ограничениями и законной целью защиты национальной безопасности. Европейский суд отказался принять довод властей Российской Федерации об угрозе оперативной эффективности армии, поскольку он «не подкреплен конкретными примерами», и, учитывая положения Конвенции МОТ «О запрете дискриминации», признал дискриминацией общий и автоматический запрет, применяемый к группе лиц на основании их пола. Суд признал устаревшим решение по делу Petrovic v. Austria 87 , вынесенное в 1998 году, когда непредоставление отцу ребенка родительского пособия (parental leave allowance) было признано соответствующим Конвенции, поскольку была отмечена общая поступательная тенденция распространения традиционно материнских прав на отцов ребенка. В решении по делу Маркина помимо норм Конвенции МОТ была учтена практика других европейских стран, большинство из которых предоставляют военнослужащим отпуск по уходу за ребенком вне зависимости от их пола. Таким образом, суд еще раз подчеркнул необходимость динамичного толкования Конвенции.

 

86 ECtHR, Case of Engel and Others v. the netherlands ((Application no. 5100/71; 5101/71; 5102/71; 5354/72; 5370/72), 8 June 1976.

87 ECtHR, Petrovic v. Austria (20458/92), 27-03-1998.

Мы полагаем, что это решение по сути своей революционное, поскольку не только подтверждает сформулированную нами выше мысль о постепенном расширении толкования Конвенции в пользу социальных прав, но и значительно упрочивает эту тенденцию. Суд истолковал право на отпуск по уходу за ребенком как часть права на уважение частной и семейной жизни, чем, на наш взгляд, открыл возможную дорогу для обжалования нарушений других прав не только в области социального обеспечения, но и трудового права (довольно показательно в этом контексте дело Александра Волкова против Украины) 88 . В сочетании со ст. 14 Конвенции о запрете дискриминации это означает потенциально более широкую защиту от дискриминации, возможное применение ст. 8 и ст. 14, например, в случае дискриминационного отказа в приеме на работу или при увольнении по крайней мере с государственной службы.

 

88 ECtHR, Oleksandr Volkov v. Ukraine (n 21722/11), 09.01.2013.

3. Незаконное увольнение и отстранение от работы

Очевидно, что Европейская конвенция не содержит норм, посвященных порядку или основаниям расторжения трудового договора или отстранению от работы, при этом Европейский суд в некоторых делах признавал увольнение и отстранение работников противоречащими Конвенции, опираясь при этом на нормы ст. 8 о защите частной и семейной жизни (Obst v. Germany 89 , Schtith v. Germany 90 , Lustig-Prean and Beckett v. United Kingdom 91 ), ст. 9 о свободе вероисповедания (Eweida and Others v. the United Kingdom 92 ), ст. 10 о свободе мысли (Vogt v. Germany 93 ), ст. 11 о свободе собраний (Palomo Sanchez a.o. v. Spain) 94 , часто в соединении со ст. 14 о запрете дискриминации, кроме того, некоторые споры о незаконном увольнении затрагивали права заявителей, гарантированные ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и ст. 13 (о праве на эффективное средство правовой защиты). Последовательно рассмотрим решения Европейского суда, вынесенные на основании указанных статей Конвенции.