Защита социальных прав в Европейском суде по правам человека

3.1.7. В качестве примера приведем дело о незаконном увольнении ВИЧ-инфицированного работника, которое было рассмотрено Европейским судом в 2013 г. В деле I.B. v. Greece заявитель просил признать увольнение в связи с тем, что коллегам стало известно о его инфицировании, противоречащим Европейской конвенции. В частности, требование было основано на заявленных нарушениях ст. 8 об уважении к частной жизни, объединенной со статьей 14 о запрете дискриминации. Национальный суд Греции в первой инстанции удовлетворил иск о незаконности увольнения, но Кассационный суд отменил данное решение, отметив, что увольнение было обусловлено стремлением работодателя установить в коллективе нормальные и безопасные условия работы, поскольку работники отказывались работать с заявителем и находились в постоянном страхе заражения. ЕСПЧ пришел к выводу о том, что национальный суд неадекватно выполнил анализ соразмерности мер преследуемой цели и не объяснил, почему интересы работодателя перевешивают интересы работника (пар. 90). Суд, цитируя решение по делу Kiyutin v. Russia 103 , отметил, что ВИЧ-инфицированные лица являются уязвимой группой, поэтому государству предоставляются узкие рамки усмотрения в выборе мер, выделяющих эту группу на основе их инфицирования. Применение ст. 8 в данном деле Суд обосновал тем, что понятие частной жизни не подлежит исчерпывающему определению, охватывает физическую и моральную неприкосновенность человека (пар. 67). Таким образом, защиту частной жизни в понимании ЕСПЧ можно обозначить в том числе как необходимость защищенности работника от давления со стороны как работодателя, так и коллег.

 

103 ECtHR, Kiyutin v. Russia (no. 2700/10), 10 March 2011.

В решении по данному делу ЕСПЧ привлек к ответственности за нарушение Конвенции государство-ответчика, хотя непосредственное нарушение было допущено частным работодателем. Ответственность государства была обоснована тем, что Кассационный суд Греции отказал заявителю в защите его права.

3.2. Обжалование незаконных увольнений на основании ст. 8 о праве на уважение частной жизни и ст. 9 о праве на свободу мысли, совести и религии.

Ст. 9 Европейской конвенции сформулирована аналогично ст. 8 и допускает вмешательство в осуществление права на свободу мысли, совести, религии, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. В отличие от ст. 8, п. 2 ст. 9 допускает введение ограничений данных прав в отношении лиц, входящих в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства.

Как следует из практики Суда по рассмотрению дел о незаконном увольнении на основании ст. 8 и ст. 9 Европейской конвенции, в каждом случае Суд должен определить, в какой степени должно правительство устанавливать разумную политику для обеспечения уважения различным религиозным убеждениям, верованиям на рабочем месте, взвесив при этом права заявителей и законных интересов их работодателей 104 .