Защита социальных прав в Европейском суде по правам человека

 

122 ECtHR, Vilnes and Others v. norway (n 52806/09; 22703/10), 05/12/2013.

4.2. Право на информацию о рисках, которым подвергается работник.

Вывод суда о том, что невозможность доступа к информации, позволяющей оценить уровень риска для жизни и здоровья работников, нарушает ст. 8 Конвенции о праве на уважение частной жизни имеет свою историю.

4.2.1. Впервые данное право было выведено Судом в «экологическом» деле Guerra and Others v. Italy 123 , в котором косвенно было упомянуто право граждан на оценку риска здоровью от промышленной деятельности расположенного рядом химического завода.

 

123 ECtHR, Guerra and Others v. Italy (14967/89), 19-02-1998.

4.2.2. В деле In McGinley and Egan v. the United Kingdom the Court Суд высказал более четкую позицию о том, что в случае осуществления государством опасной деятельности уважение к частной жизни требует обеспечить эффективную и доступную процедуру доступа к информации о рисках, связанных с такой деятельностью 124 . Аналогичный вывод был сделан в деле Roche v. the United Kingdom case 125 .

 

124 ECtHR, McGinley and Egan v. the United Kingdom (21825/93; 23414/94), 09/06/1998, par. 101.

125 ECtHR, Roche v. the United Kingdom (32555/96), 19/10/2005, par. 167.

4.2.3. Вывод Суда, сделанный в рассмотренном деле Vilnes and Others v. norway, говорит о новой ступени развития права на к информации, поскольку впервые был сделан вывод об обязанности предоставлять информацию о рисках. Кроме того, имеет значение, что данное обязательство имеет позитивный характер, т.е. государство обязано создать условия для обеспечения прав работников на получение информации.

4.3. Срок исковой давности по делам, вытекающим из причинения вреда работнику профессиональным заболеванием.

В недавнем деле Howald Moor and Others v. Switzerland 126 Судом был рассмотрен интересный аспект судебной защиты права на возмещение ущерба, причиненного профессиональным заболеванием. Заявители — жена и дети работника, умершего в 2005 году от рака, вызванного работой с асбестом в период 1965 — 1978 гг. Наследники работника подали иск к Фонду страхования и работодателю с требованием о возмещении морального вреда. В иске было отказано в связи с истечением 10-летнего срока давности, который, согласно швейцарскому законодательству, начал течь с момента начала работы с асбестом.

 

126 Howald Moor and Others v. Switzerland (n 52067/10 and 41072/11), 11/03/2014.

Европейский суд отметил, что установление сроков давности преследует законную цель обеспечения «правовой определенности». При этом, учитывая, что невозможность раннего диагностирования заболеваний, вызванных работой с асбестом, установлена медицинской наукой, применение в делах о возмещении вреда, причиненного асбестом, стандартного срока давности влечет лишение работников и их наследников возможности судебной защиты их прав. Суд постановил, что в делах, когда научно доказано, что лицо не знало и не могло знать о наличии определенного заболевания, это незнание должно приниматься во внимание при исчислении срока исковой давности.