Защита социальных прав в Европейском суде по правам человека

Ответчик по делу утверждал, что в отношении муниципальных служащих п. 2 ст. 11 Конвенции допускает введение законных ограничений на осуществление права на свободу объединения. Суд подчеркнул, что исключения, перечисленные в п. 2 ст. 11 Конвенции, следует толковать строго и только убедительные и весомые причины могут служить основанием для ограничения свободы объединения. Суд отметил, что Турция не смогла продемонстрировать, каким образом характер обязанностей, исполняемых заявителями, может обосновать необходимость ограничения свободы объединения.

Судом был сделан важный вывод о том, что гражданские служащие, за исключением весьма специфических случаев, должны пользоваться теми же правами, какими пользуются другие работники, но без ущерба для «законных ограничений», которые могут быть установлены для «представителей государственного управления» на основании п. 2 ст. 11 Конвенции.

Революционность данного решения заключается в том, что право на коллективные переговоры с работодателем было признано Судом одним из существенных элементов «права на создание профсоюзов и участия в них для защиты своих интересов», предусмотренного статьей 11 Конвенции. Изменение судебного подхода к оценке права на коллективные переговоры было вызвано изменением трудового права на национальном и международном уровне, а также практики государств-участников в этой сфере. Было отмечено, что перечень прав, обусловленных свободой объединения, может изменяться с трансформацией трудовых отношений.

Вмешательство государства в осуществление права заявителей на свободу объединения, включая право на проведение коллективных переговоров, было признано противоречащим ст. 11 Европейской конвенции. Суд посчитал, что это вмешательство, даже будучи направлено на законную цель предотвращения беспорядка в государственном управлении, не было необходимо в демократическом обществе. Отметим, что дело было рассмотрено Палатой и спустя 3 года — Большой Палатой Европейского суда и оба судебных состава признали данное нарушение.

Интересно отметить, что по существу данное решение до сих пор не исполнено Турцией, учитывая, что стороны Европейской конвенции обязуются не допускать в дальнейшем нарушений, выявленных Европейским судом. Права муниципальных служащих Турции в области коллективных переговоров до сих пор ограничены 164 .

 

164 Joint Report «Trade union rights situation in Turkey», presented on the 32th meeting of the EU-Turkey Joint Consultative Committee on the 7 — 8th of november 2013, available at: www.eesc.europa.eu (accessed: 19.06.2014).

2.4.4. В Gustafsson v. Sweden 165 право на заключение коллективных договоров было рассмотрено судом по заявлению работодателя. В данном деле работодатель, который не был членом ни одного объединения работодателей, не был связан ни одним из коллективных договоров, действующих в его сфере (гостиничный и ресторанный бизнес). Заявитель отказался подписать коллективный договор, утверждая, что уровень оплаты его работников выше, чем тот, который был закреплен в коллективном договоре. В результате профсоюзная организация, к которой принадлежал один из работников заявителя, объявила о блокаде его ресторанного бизнеса, акции солидарности были предприняты другими профсоюзами, что привело к невозможности доставки заказов ресторана заявителя и значительному ущербу. Суд пришел к выводу о том, что ст. 11 Конвенции не гарантирует право не заключать коллективный договор. Принуждение заявителя к заключению договора в данном деле, по мнению Суда, не оказало существенного влияния на осуществление свободы объединения и не было нарушением ст. 11 Конвенции.